Предлагаем вниманию читателя критический отзыв-впечатление от прочтения широко известного акафиста «Слава Богу за всё» православной журналистки Аллы Тучковой, опубликованный в её ЖЖ.

Отзыв печатается с некоторыми сокращениями в тех моментах, которые по нашему мнению не совсем очевидны или могут быть истолкованы двояко. В целом же мы разделяем позицию Аллы в том плане, что данный «литературный шедевр, соединяющий в себе глубокую веру и поэтический дар божественного вдохновения», как его некогда охарактеризовал выпускник Сретенской духовной семинарии чтец Феодосий Кудряшов в своей работе «АКАФИСТ «СЛАВА БОГУ ЗА ВСЁ»: ИСТОРИЯ СОЗДАНИЯ И ХУДОЖЕСТВЕННЫЕ ОСОБЕННОСТИ — МАТЕРИАЛЫ К ПЕРЕВОДУ АКАФИСТА «СЛАВА БОГУ ЗА ВСЁ» НА ЦЕРКОВНОСЛАВЯНСКИЙ ЯЗЫК», несомненно является плодом фантазии человека, находящегося в глубокой духовной прелести.

 


Я вчера прочитала популярный и продающийся в православных храмах акафист «Слава Богу за все!» и пришла в ужас. Это произведение явно написал человек, находившийся в прелести. Оно насыщено противоречиями православному учению и даже язычеством. Мало того, этот акафист непостижимым образом вызывает восторги даже против воли того, кто его читает. Священники плюются на этот акафист, но остановить его распространение в народе не могут.

Я читала этот чудовищный акафист целиком два раза – вчера и сегодня. Читала я его не молитвенно и не вслух, а в исследовательских целях и про себя. При этом я была настроена очень критично по отношению к тексту. Но даже несмотря на все это акафист «Слава Богу за все!» оба раза вызывал в глубине моей души какой-то непрерывный восторг. Это был тяжелый, изматывающий восторг, он мне был крайне неприятен, я никогда таких ощущений не испытываю и, надеюсь, что больше не испытаю. И этот восторг не проходил до конца чтения акафиста. Явно, что тут дело не во мне, а в той сатанинской мерзости, которая заложена в этом произведении. Известно, что когда мы читаем произведения какого-то автора, мы непостижимым образом входим в общение с ним. Вероятно, при чтении этого акафиста человек соприкасается с находившемся в состоянии страшнейшей прелести автором акафиста.

Неутолимая жажда подслащенных эмоциями духовных помоев

Признаков прелести автора в акафисте настолько много, что я не могу их тут все перечислить. Вот лишь некоторые примеры.

«Мягче елея и сладостней сота беседа с Тобой. Окрыляет и живит молитва к Тебе. Каким трепетом тогда наполняется сердце, и как величава и разумна становится природа и вся жизнь!»

Тут автор говорит, что он беседует с Богом. При том, что этот акафист был написан в первой половине ХХ века. Насколько мне известно, беседы с Богом были доступны только величайшим людям древности типа пророков. К ХХ веку народ настолько обмельчал, что такая форма общения с Творцом стала недоступна людям. К этому времени люди максимум, что могли – это получать время от времени сообщения от Бога. Автор также говорит, что его окрыляет молитва. Между тем, прелесть – это разгорячение крови и плоти и всякие восторги и душевные порывы, а истинно духовные переживания тихи, мирны и глубоки. Окрыление в молитве может происходить только у прельщенных людей.

Кроме того, автор пишет, что после бесед с Богом и молитв природа и жизнь становятся для него величавыми. Между тем, те, кто действительно входит в некоторое общение с Богом, после этого вообще не хотят ничего и никого видеть, потому что с Богом не может сравниться ничто и никто. И уж тем более после общения с Творцом никто не назовет природу величавой. Преподобный Григорий Синаит в своей работе «О прелести» пишет, что те, кого коснется благодать Божия, отвращаются от мира и от всего, что в мире, а находящая на человека прелесть не может вызвать ненависти к миру:

«Знай, что действия благодати – ясны; демон преподать их не может; он не может преподать ни кротости, ни тихости, ни смирения, ни ненависти к миру; он не укрощает страстей и сластолюбия, как это делает благодать».

«Слава Тебе за умиленные молитвы растроганной души».

Растроганная душа на молитве – это самое настоящее разгорячение плоти и крови, то есть прелесть.

«Ты внезапно блистал в душе моей во время самых сильных радостей жизни. И после молниеносного света Твоего какими бесцветными, тесными, призрачными казались они, душа рвалась за Тобой».

Тут автор говорит, что во время земных радостей, как-то: свадьба великовозрастной дочери, именины матери, повышения по службе, в его душе блистал свет от Бога. Это прелесть. Бог не посещает людей во время «радостей жизни». Тем более Он не блистает в их душе светом. Выражение «душа рвалась за Тобой» говорит о разгорячении плоти и крови. Подвижники не рвутся к Богу, а стремятся к Нему – тихо, упорно, постоянно и неуклонно. У них нет никаких порывов, типа, сидел в трапезной на обеде, и тут вдруг душа стала рваться к Богу.

«Слава Тебе за нашу неутолимую жажду богообщения».

Неутолимая жажда богообщения может быть только у великих святых, а не у тех, кто сочиняет противоречащие православному учению акафисты.

Архимандрит Рафаил (Карелин) в «Двадцати пяти главах о памяти смертной» пишет, что есть три степени в служении Богу. Первая ступень – ступень раба, когда человек через упражнения в памяти смертной уничтожает в своей душе образ этого мира, стоящий между ним и Богом, и отрывается от привязанности к этому миру. То есть человек, ложась спать, думает, что он ночью умрет, а за обедом размышляет о том, как он в могиле станет пищей червей. Вторая ступень – наемника, когда человек, борющийся с грехом, чувствует, как благодать иногда утешает его. А третья ступень – это ступень сына, когда у человека «просыпается любовь к Богу, он ищет Самого Бога, а не Божьих даров, он хочет богообщения ради богообщения, он не хочет ничего, кроме Самого Христа. Эта третья ступень доступна лишь очень немногим».

Между тем, из акафиста видно, что автор не только не оторвался от видимого мира, а, наоборот, непрестанно восхваляет его. То есть он не стоит даже на первой ступени. А, значит, его непрестанное стремление к богообщению – это прелесть, это непрестанное стремление к получению бесовских духовных помоев, подслащенных какими-то приятными эмоциями.

«Слава Тебе за откровения Твои, за счастье чувствовать Тебя».

Этот прельщенный еще и считал, что получал какие-то откровения, хотя ясно, что откровения даются людям крайне редко. «Известно, что истинным святым Божиим видения даруются неожиданно, весьма редко, при случаях особенной нужды, по дивному смотрению Божию, а не как бы случилось», – пишет святитель Игнатий (Брянчанинов). А уж как человек может чувствовать Бога – это вообще выше моего понимания.

Мало того, автор акафиста еще в конце чудовищной тирады в 9-м икосе пишет:

«Я видел Твой таинственный неуловимый Лик». 

То есть этот прельщенный возомнил себя вдобавок ко всему и боговидцем. Словосочетание «неуловимый Лик» по отношению к Богу – это вообще кощунство. Никто и никогда – даже ангелы и величайшие святые – не видели Лика Бога.

Признаки прелести

Святитель Игнатий (Брянчанинов) так пишет в своей работе «О прелести»: «Второго рода прелесть – собственно «мнение» – довольствуется сочинением поддельных благодатных ощущений и состояний, из которых рождается ложное, превратное понятие о всем вообще духовном подвиге. Мечтательность сильно действует в обольщенных «мнением», но действует исключительно в области отвлеченного. Она или вовсе не занимается, или занимается редко живописью в воображении рая, горних обителей и чертогов, небесного света и благоухания, Христа, Ангелов и Святых; она постоянно сочиняет мнимодуховные состояния, тесное дружество со Иисусом, внутреннюю беседу с Ним, таинственные откровения, гласы, наслаждения, зиждет на них ложное понятие о себе и о христианском подвиге, зиждет вообще ложный образ мыслей и ложное настроение сердца, приводит то в упоение собою, то в разгорячение и восторженность. Эти разнообразные ощущения являются от действия утонченных тщеславия и сладострастия: от этого действия кровь получает греховное, обольстительное движение, представляющееся благодатным наслаждением. Тщеславие же и сладострастие возбуждаются высокоумием, этим неразлучным спутником «мнения».

Почти все описанное здесь демонстрирует автор акафиста: у него есть и наслаждения, и беседы с Богом, и гласы, и откровения. И тщеславие у него тоже есть. Он ведь не умолчал о своей исключительности, а громко поведал о ней миру: написал целый акафист.

Прочие несообразности

Этих несообразностей настолько много, что я их все тут не перечислю.

Автор с восторгом описывает все земное и даже пишет:

«Хорошо у Тебя на земле». 

Это полное противоречие гимнографическому творчеству святых. В канонах, которые читаются в храмах на утрени, все время говорится, что мученики еще при земной жизни ни во что вменили земное и устремились к небесному и преподобные небрегли о всем земном, стремясь к небесному. Вот, например, что говорится в каноне преподобному Сергию Радонежскому: «тленная бо, яже на земли, оставив, небесное обрел еси богатство», то есть все тленное на земле оставил и получил небесное богатство. Из патериков и житий известно, что были даже такие подвижники, которые заключали себя на десятилетия в пещеры, не желая видеть ничего земного. Да и вообще, кто не умрет душой для тленного мира, тот не получит вечных благ. Земное оземленяет душу и делает ее неспособной вознестись к горним селениям.

В акафисте очень много лжи, которую может разоблачить даже человек только-только начинающий жить. Например:

«Слава Тебе, излившему миру великий покой».

Мало того, что люди постоянно воюют друг с другом, так еще и животные непрерывно пожирают друг друга. Какой уж тут покой? Между тем, отец лжи – дьявол. Его рога торчат из этого акафиста.

Есть в акафисте и языческая строчка:

«Благословенна мать-земля».

Это в сказках, оставшихся от языческой эпохи, говорится о матери-земле. Христиане называют матерью только Церковь и Богородицу.

А это вообще что такое:

«Хвала смиряющему человеческую гордыню, исторгающему покаянный вопль: Аллилуия»?

Автор даже приблизительно не знает, что такое покаяние. Покаяние у него ассоциируется с возгласом «Аллилуия». Результат этого, что называется, налицо – прелесть в тягчайшей стадии. Потому что прелесть возникает у тех людей, которые не строят свою духовную жизнь на глубоком покаянии и постоянном сокрушении о своих грехах.

Священников муражит от акафиста

Я нашла на одном форуме священников беседу священников об этом акафисте. Вот что написал один из них:

«Слышал что прихожане и певчие в восторге, бабульки плачут, в общем очень «молитвенный» акафист. Хочу узнать частные мнения зде постящих отцов. Лично я думаю, что это очень душевное и талантливое литературное произведение, но в рамки акафиста вписывается оно с трудом и по стилю, и по содержанию. Например, 2 икос: «Ты ввел меня в эту жизнь, как в чарующий рай». Слова «чары», «чарующий» очень близки по смыслу словам «колдовской», «колдовство». И разве можно, говоря о рае, употреблять такие слова? Если, конечно, имеется в виду рай небесный, а не земной райский остров «баунти». Когда есть привычка думать, о чем читаешь, то попадись в руки вот такой вот «акафист», сразу муражить начинает».

Протодиакон отвечает ему:

«Пособие для блаженных и юродивых. Такое ощущение, что его женщина составила».

Другой участник форума в шоке от этого акафиста.

«Лет 15 назад я оказался на исполнении сего акафиста в одном очень сурьёзном монастыре. Подробностей и вообще, что за служба была, в которую его встроили, уже не вспомню. Помню только, что на меня это произвело дичайшее впечатление. Полный трэш получился», – пишет он.

А один священник объяснил, почему это дикое произведение читают в храмах:

«Акафист сей просто улетный НО….народ требует!!! Очень часто приходится его читать после Литургии, что само по себе абсурдно – ведь Евхаристия – высшая форма благодарения… зачем еще добавлять? Но зачастую батюшки не отказывают…».

Архимандрит Рафаил (Карелин) в свое время высказался об этом акафисте так:

«Если я не ошибаюсь, этот акафист составил расстрига Петров. Лично я его читать не могу. Не только современный язык, но и всякое разжижение славянского языка кажется снижением сакрала».

При этом надо сказать, что этот акафист составлен не на церковнославянском языке, а на русском. Это, по-моему, единственный такой акафист в России.

Кто написал его, мне лично не понятно. Одни говорят, что митрополит Трифон (Туркестанов), а другие, что протоиерей Григорий Петров. А, может, его написал вообще непонятно кто?

Книжечки с акафистом «Слава Богу за все!» допущены к распространению Издательским Советом РПЦ, однако при этом в список акафистов, имеющих официальное церковное благословение он не входит.


От редакции можно добавить, что:

слава5

акафист «Слава Богу за всё» с положительной рецензией выпущен к примеру издательством «Христианская жизнь» тиражом 2000 экз. и свободно распространяется через магазин православной литературы «Сретение» московского Сретенского монастыря.

Кроме того, как мы уже указали в начале статьи, на сайте Сретенской духовной семинарии имеются материалы по истории создания и художественным особенностям акафиста «Слава Богу за всё». Об авторстве в них говорится:

В настоящее время практически доподлинно известно, что акафист «Слава Богу за всё» написан митрополитом Трифоном Туркестановым (Туркестанишвили). Однако сохранились рукописи с присвоением авторства данного сочинения протоиерею Григорию Петрову, который умер в 40-х годах минувшего столетия в заключении.

слава

Автор статьи об акафисте чтец Феодосий Кудряшов (на фото) четко указывает на многие не православные моменты в его тексте, но несмотря ни на что даёт произведению «высокую оценку»:

…поэтичность и оригинальность текста заслуживают исключительного внимания и высокой оценки. Кроме того, факт написания богослужебного текста не на церковнославянском языке интересен сам по себе (!!!).

Выпускник Сретенской духовной семинарии характеризует текст Акафиста, как не соответствующий «жанру православной церковной гимнографии» из-за его «лиризма», но в то же время считает лиризм допустимым именно в этом «исключительном» Акафисте:

Лиризм как состояние, настроение, при котором эмоциональные элементы преобладают над рассудочными, свойственен произведениям поэтическим, но никак не жанру православной церковной гимнографии. Исключением является акафист «Слава Богу за все».

Лиризм акафиста (!!!) создается и за счет большого количества различных иносказательных слов и оборотов речи (тропов) и стилистических фигур.

Прельщенный автор статьи делает вывод:

Акафист «Слава Богу за все», так не похожий на все остальные акафисты, является литературным шедевром, соединяющим в себе глубокую веру и поэтический дар божественного вдохновения.

слава1

Примечательно, что в июле т.г., когда «бушевали страсти» по поводу закрытия Сретенской семинарии и снятия церковного благословения с содомо-гоморрского портала «Православие и мир», чтец Феодосий Кудряшов перепостил себе на страничку ВК статейку крайнего модерниста архимандрита Саввы (Мажуко), в которой последний в частности пишет:

если сретенская община не достаточно зрела, чтобы отстоять свою уникальность, значит, пропадёт, и так ей и надо. Здоровье организма узнаётся в способности сопротивляться. У Сретенской школы достаточно цивилизованных средств, чтобы себя отстоять. А за «Правмир» должны вступиться и авторы, и читатели. Возможно, даже придётся сделать работу над ошибками. А у кого их нет? Но говорил и буду говорить: портал «Православие и мир» — уникальный проект, и он стоит того, чтобы за него боролись!»

Ещё примечательно, что данное «высокохудожественное произведение» пользуется популярностью в секте Игнатия Лапкина, причем сектанты приписывают авторство Акафиста именно священномученику Григорию Петрову.

В православных святцах последнего обнаружить нам не удалось.


Понравилась статья? Поддержи редакцию:
Яндекс-кошелек: 410011201452657 (ссылка для перевода с карты или телефона)
WEBMONEY: — R338898210668
            Z104647489717
PayPal