13 декабря митрополит Ростовской и Новочеркасский Меркурий в интервью на телеканале Дон-ТР признался в любви к театру. Однако исключительно к классическому. Различные театральные эксперименты, заключающиеся в «свежем прочтении» известных произведений, митрополиту оказались чужды.

По словам владыки, ему претит театр, который продаёт билеты, чтобы люди посмотрели, как кто-то раздевается. Эксперименты на сцене допустимы, но только если они соответствуют «букве автора».

— Я несколько лет назад отважился и пошёл на постановку «Евгения Онегина» в Мариинском театре. Знаете, я первый акт не смог выдержать. Совершенно какая-то сексуальная истеричка Татьяна, мечущаяся по кровати… Там от Пушкина ничего не осталось, это безобразие, — заявил митрополит.

Точно также не смог он высидеть «Короля Лира» с Данилой Козловским в Малом драматическом театре.

— Это невозможно смотреть, — говорит владыка.

Что касается положительных примеров, то ростовский митрополит с «большой радостью» посмотрел «Дядюшкин сон» с Олегом Басилашвили и Алисой Фрейндлих. Также он с удовольствием пересматривает спектакли с Пляттом и Раневской, особенно «Дальше — тишина».

Не чужд владыка и кино.

— Недавно общался с семинаристами и спрашиваю: вы «Женитьбу Бальзаминова» смотрели? Говорят: нет. А «За двумя зайцами»? Тоже нет. Так вы же жизни не видели, говорю я им. Эти фильмы на цитаты можно растаскивать, это жизнь, — поведал митрополит.

Он напомнил, что театр существовал и до нашей эры, однако после Рождества Христова этот вид искусства сильно изменился.

— Христианская нравственность и христианская этика стали образующими в театральном действии, театр стал воспитывать. Да и что греха таить, во многом именно благодаря театру и кино в советские времена оставалась память о Боге, Церкви и религии, — рассказал митр. Меркурий.

На вопрос ведущего: «Театр и Церковь — это не антогонисты?»

Владыка ответил, что является «апологетом хорошего театра».