Убежденный экуменист-теолог, как он сам себя изволит величать, питерский протодиакон Константин Маркович выдал из недр своего лжеименного разума очередную статью, опубликованную на сайте «Богослов.ру» под названием «Историческое происхождение и богословская интерпретация обычая служения Божественной литургии иереями при закрытых Царских вратах», в которой пытается популяризировать обновленческие идеи живоцерковников нач. ХХ века, в частности упразднение «алтарной преграды» и общенародное пение Литургии для более «активного» участие верующих в богослужении.

Вот к чему конкретно призывает экуменист-филокатолик:

В заключение сформулируем несколько кратких тезисов, исходящих из вышеизложенного:

1. В первом тысячелетии Божественная литургия совершалась при деятельном участии всех верных, поэтому древнее именование литургии — Таинство Собрания — в полной мере соответствовало действительности. Священнодействия были открыты взорам молящихся, что само по себе создавало для мирян атмосферу сопричастности совершению богослужения. Даже более поздний обычай тайного чтения молитв литургии архиереем или священником не нарушал характера активного всеобщего участия, потому что миряне участвовали во всенародном пении или совместно произносили возгласы Аминь, И духови Твоему, Милость мира…, Достойно и праведно и так далее.

2. Обычай закрывать алтарь во время служения Божественной литургии от взоров мирян восходит к XI в., а именно к распоряжению, данному патриархом Константинопольским Евстафием, и первоначально был распространен в только в монастырских храмах. Правила Диатаксиса и Устава (Типикона) относительно отверстия завесы и врат заимствованы из практики Афонских обителей, следовательно, они являются элементами монашеской традиции богослужения (???).

3. Данный обычай изначально основывался на весьма спорных богословских утверждениях, основанных на заведомо неверной трактовке некоторых отрывков из Священного Писания и Corpus Areopagiticum .

4. Современная практика отверстия/закрытия Царских врат и завесы во время совершения Божественной литургии иереем не соответствует предписаниям Типикона и Служебника.

5. Введенный в богослужебный обиход в конце XVII Чиновник архиерейского служения ясно отражает характер литургии как Таинства Собрания. Именно в таком ракурсе следует рассматривать то обстоятельство, что Царские врата и завеса во время архиерейского служения открыты даже во время совершения анафоры. Поэтому нет никаких логических препятствий предоставить такую же возможность и всем иереям.

Сложившаяся практика служения Божественной литургии иереями создает видимое отчуждение мирян от совершающегося священнодействия, поэтому противоречит богословскому смыслу таинства Евхаристии — таинства общения, причастия и единства как всего народа Божия, так и каждого отдельного верного со Христом и во Христе в Его едином Теле — Церкви. Однако для того, чтобы миряне могли осознавать себя активными участниками священнодействия, ограничиться открытием Царских врат во время литургии, безусловно, недостаточно. Весьма полезно и необходимо также развивать традицию всенародного пения не только Символа Веры и Отче наш, но и песнопений Евхаристического канона — хотя бы в праздничные дни, когда в храме многолюдно, — а также уделять внимание объяснению богословского значения и практических особенностей церковного богослужения в рамках приходской образовательно-катехизической деятельности. При таком условии разрешение служения Божественной литургии с отверстыми Царскими вратами во всех приходских принесет несомненный положительный пастырский эффект. В монастырях, ориентированных на педантичное соблюдение богослужебного устава, обычай служения при закрытых вратах теоретически может сохраняться, как изначально монашеское установление, но в таком случае логично соблюдать его в строгом соответствии с правилом Типикона.

Приведём выписку из Указа Патриаршего местоблюстителя священномученика митрополита Петра (Полянского) от 14 сентября 1925 г.:

«C некоторого времени во многих храмах гор. Москвы и Московской епархии замечается введение различных, часто смущающих совесть верующих новшеств при совершении богослужения и отступление от церковного Устава вообще. Как на пример этого можно указать:

1) Совершение литургии при открытых царских вратах с устройством торжественной встречи и облачениями среди храма…

Я решительно заявляю о недопустимости этих и подобных явлений в церковно-богослужебной практике и возлагаю на обязанность о.о. благочинных неослабленное наблюдение в подведомственных им храмах за уставным совершением богослужений без всяких отступлений от богослужебного чина. Напоминаю, что в свое время, не так давно, московское епархиальное начальство в целях введения единообразия и уставности распубликовало «Единообразный чин богослужения для приходских храмов». Предлагаю этот чин к неуклонному исполнению и предупреждаю, что упорствующие новаторы будут подвергнуты мною взысканиям» [ЦИАМ, ф.2303, оп. 1, № 232, л. 1-3. Машинопись // Сергий Голубцов, протодиакон. Профессура МДА в сетях Гулага и ЧеКа. М., 1999. С.95].