Из ЖЖ журналистки Аллы Тучковой

Нам начали навязывать нового псевдосвятого. «Правмир» заявил, что погибший во время спасения бомжа алтарник Георгий Великанов сейчас находится в раю. Однако этот человек был еретиком-модернистом: он говорил, что у нашей Церкви есть догматические заблуждения, что католики могут спастись, что Вселенские соборы стали причиной трагедии, и прочие безумные глаголы. И при этом собирался стать священником главы Церкви – Бога, про Которого пророк Давид сказал в Псалтири, что в гневе Он страшен. Как мы знаем из учения Церкви, еретики не спасутся – их место в аду.

Корреспондентка портала «Православие и мир», побывавшая на отпевании алтарника, пишет:

«Вы знаете, впервые я присутствовала при отпевании человека, про которого доподлинно известно: он уже в царстве Отца, в Его объятиях. Потому что исполнил главную заповедь: увидел в незнакомом, отверженном другими, всем обществом, человеке самого Христа» (статья находится ЗДЕСЬ).

Эта несчастная считает, что главная заповедь – это заповедь о милосердии. А на самом деле главная заповедь – это возлюбить Бога всем сердцем, всей душой, и всей крепостью, и иметь правую веру. А правой веры у Великанова не было – он был заражен весьма серьезными ересями.

Великанов считал, что вне Церкви есть спасение

Архимандрит Рафаил (Карелин) так говорит об одной из ересей модернистов:

«Извращают понятие Церкви, а именно, догмат: «верую во единую, святую, соборную и апостольскую Церковь». Они утверждают, что в других конфессиях или даже при отсутствии религиозной веры можно спастись. Игнорируют действие Духа Святого, пребывающего в Церкви, отрицают святость Церкви, как и чистоту ее учения. Соборное сознание Церкви они заменяют собственными догадками и измышлениями».

алтарник

И это относится к Георгию Великанову. В статье «Другой экуменизм» (она находится ЗДЕСЬ) он пишет много всяких ужасных вещей, и, в частности, утверждает, что в католической церкви есть благодать, и что католики могут спастись. Вот какие выводы Великанов сделал из посещения экуменической общины Тезе, в которую ни один настоящий православный человек и не сунется:

«И вот, я попал во французскую общину Тезе в Бургундии. В лице ее основателя брата Роже Шютца я встретился с подлинной святостью. Да, именно так. Когда, пару лет назад, я написал об этом пост в Фейсбуке, один глубоко верующий человек отреагировал примерно так: «Эх ты… Как же ты еще не понял, что святые есть только в Православной Церкви…». Не понял. И никогда больше не пойму. Потому что видел Свет. На лице католика. Свет любви, смирения и еще одного удивительного качества, которое больше ни у кого в такой мере не встречал — детского, полного изумления и благодарности, доверия Богу. Больше никогда и никому не поверю, кто будет утверждать, что благодать — только в канонических границах Православной Церкви. Что Бог не работает в жизни остальных христиан (хочется сказать шире — вообще остальных людей, но это вопрос для традиционных верующих еще более сложный и болезненный, чем тот, который мы сейчас обсуждаем)».

А у меня был случай, когда знакомая сказала мне про одну женщину, что это добрейшей души человек. Когда же я познакомилась с этой женщиной, я была в шоке – более злобное создание надо еще поискать. И это мое мнение основывалось не на какой-то безотчетной личной неприязни, а на фактах. Так что и Великанову могло примерещиться в этой общине все, что угодно.

Вот тут погибший, говоря о католических «святых», более грубо попирает догмат о том, что вне Церкви нет спасения:

«Мать Тереза, Арский кюре, Винсент де Поль, Дитрих Бонхеффер, Франциск Ассизский, Максимилиан Кольбе — все эти люди разных эпох обнаруживают своими делами и своей личностью все тот же Свет. Я не могу и не хочу представить себе Церковь без них. Немыслимо оказаться в «православном раю» — и не обнаружить их там, потому что «еретики не спасутся».

О ересях католиков и протестантов написано огромное количество книг, поэтому ни у кого из настоящих православных нет никаких сомнений в том, что они еретики. Например, у католиков только духовенство причащается Тела и Крови Христова, а мирян причащают лишь Телом Христовым. Хотя Сам Христос сказал: «Примете, ядите, сие есть Тело Мое. Пейте из нее все, ибо сие есть Кровь Моя Нового Завета, за многих изливаемая во оставление грехов» (26-я глава Евангелия от Матфея). Как из этого можно было сделать вывод, что Крови Христовой надо причащать не всех (если Христос сказал «пейте из нее все»), совершенно непонятно. А если католики и протестанты еретики, то, значит, они не являются членами Церкви, которая одушевляется Святым Духом, и благодати у них никакой нет, и спастись они не могут, и святыми они стать не могут.

Погибший полагал, что Вселенские соборы навредили людям

Георгий Великанов восставал даже против отцов Вселенских соборов:

«Можно понять религиозного деятеля русской эмиграции Н.М. Зернова, сказавшего: «Вся трагедия Церкви началась со Вселенских Соборов. Они жестко формулировали вещи, которые надо было оставить еще гибкими».

Погибший алтарник считал, что из-за святых – членов этих соборов Церковь лишилась единства, что она потеряла многих людей, которые всего лишь немного по-другому мыслили, и вреда от этих их мыслей никому не было.

Хотя на самом деле благодаря отцам, осуждавшим ереси на Вселенских соборах, православное учение дошло до нас в неповрежденном виде, еретики не смогли погубить нашу Церковь, так как были из нее изгнаны. Как известно из православного учения, Христос является главой только той Церкви, в которой содержится Его учение. Если же в какой-то Поместной Церкви учение искажается ересью, через некоторое время она отпадает от Вселенской Церкви и становится лжецерковью. Память отцов Вселенских соборов празднуется Церковью каждый год и не раз. Более того, в неделю Торжества православия, когда провозглашаются анафемы еретикам, провозглашается и эта:

«Отвергающим соборы святых отец и их предания, Божественному откровению согласная и Православно-Кафолическою Церковию благочестно хранимая – анафема».

Я не знаю, подпал ли под эту анафему Великанов, или нет, – может быть, и подпал.

Георгий Великанов считал, что догматы не нужны

Великанов пишет:

«Можно поставить вопрос принципиально. Насколько вообще мы все живем теми догматами, которые исповедуем как члены своих Церквей? Отражается ли непогрешимость Папы на повседневной жизни рядового католика, на его молитве и участии в Евхаристии? А Филиокве? Что мы об этом знаем?! Является ли исхождение Духа только от Отца, или же от Отца и Сына, реальностью нашей духовной жизни? А если нет — из каких источников, кроме ссылок на авторитеты, мы можем об этом спорить? А мы, православные? Живем ли мы нашими догматами? Является ли Воплощение, Троица, две природы, воли и действия во Христе, сущность и энергии в Боге — реальностями нашего духовного опыта? А если нет — можем ли мы называть себя подлинно православными? Не должно ли Православие быть «состоянием сердца» в гораздо большей степени, чем «состоянием ума», интеллектуальными убеждениями?».

После этого Великанов пишет: «Я не хочу сказать, что догматы не нужны». Это типичный прием модернистов. Как говорит архимандрит Рафаил (Карелин), они сначала озвучивают ересь (причем очень часто намеками, а не прямо), а потом ее опровергают. И если их обличить в ереси, они сошлются на свое опровержение, сказав, что их взгляды надо понимать в комплексе, а не выдергивать какие-то частности. Модернисты так поступают, по мнению архимандрита Рафаила, чтобы скрыть свою антиправославную направленность.

А вот что говорил архиепископ Аверкий (Таушев) о борцах с догматами:

«Сейчас идет усиленная борьба по внутреннему разложению Православной Церкви как единственной Церкви истинной, стоящей на пути антихристу в осуществлении им своих планов. Там, где колеблются догматы, где подрывается нравственное учение Евангелия и основанный на нем канонический строй Церкви, там явна работа слуг грядущего антихриста, как бы они себя ни называли и в какие бы одежды ни облекались. «Врата адовы» не одолеют Церкви, но они одолевали и вполне могут одолеть многих мнящих себя быть столпами Церкви, как свидетельствует церковная история, поскольку они своемудрствуют, оставляя единомыслие и единодушие со всей Единой Святой Соборной и Апостольской Церковью и полагаясь на свои собственные домыслы и соображения, идущие вразрез с учением Евангелия, святых апостолов и отцов Церкви».

Погибший восставал против запрета на молитву с еретиками

Великанов к тому же считал, вопреки православным канонам, что можно молиться с еретиками:

«Почему-то никто или почти никто сегодня не возмущается тем, что мы не применяем древние и освященные авторитетом великих Отцов каноны, касающиеся покаяния и исповеди. «Икономия» в этих вопросах стала нормой — так мы понимаем задачи и потребности эпохи. Но попробуй заикнуться о контактах или, не дай Бог, совместной молитве с инославными — тебя объявят отступником и еретиком. Здесь львиная доля православной общественности считает необходимым придерживаться буквы канонов, созданных в совсем других исторических условиях, так что эти каноны нуждаются в комментариях и комментариях комментариев».

Великанов утверждал, что Церковь ошибается

Погибший попирал догмат о непогрешимости учения православной Церкви, утверждая, что у нас есть догматические заблуждения:

«Можно иметь «православное» (равно как и «кафолическое» – т.е. вмещающее в себя весь мир) сердце и при этом разумом разделять какие-то догматические заблуждения, принятые в той Церкви, в которой ты родился, крещен и ведешь христианскую жизнь».

Вот что говорится в Катехизисе святителя Филарета Московского:

«Важное преимущество Кафолической Церкви в том, что ей, собственно, принадлежат высокие обетования (обещания), что врата адова не одолеют ей, что Господь пребудет с ней до скончания века, что в ней пребудет слава Божия о Христе Иисусе во вся роды века, что, следовательно, она никогда не может ни отпасть от веры, ни погрешитъ в истине веры или впасть в заблуждение. «Несомненно исповедуем, как твердую истину, что Кафолическая Церковь не может погрешать или заблуждаться и изрекать ложь вместо истины, ибо Дух Святый, всегда действующий чрез верно служащих отцев и учителей Церкви, предохраняет ее от всякаго заблуждения» (Послание Восточных Патриархов о православной вере, чл.12)».

Глумление над молитвой

Но это еще не все. На сайте Православие.ру опубликовали статью Великанова (вот ЗДЕСЬ), которую он прислал в редакцию незадолго до своей гибели. В этой статье алтарник, мечтавший стать священником, предлагал читать молитву «Отче наш» по методике модерниста ХХ века митрополита Антония Сурожского – начиная с конца. То есть сначала читать последнее прошение, потом – предпоследнее, и так далее, до самого начала.

Великанов при этом пишет:

«Такой способ прочтения дает неожиданно удивительные результаты. Для меня это стало настоящим открытием».

Какие результаты? Восторги? Озарения? Образы? Но дело в том, что святые – великие молитвенники, учили, что в молитве надо искать только сосредоточения ума в словах молитвы, и ничего более, иначе впадешь в прелесть с ее восторгами, образами и бесовскими «озарениями». И если Георгий Великанов такое написал, то не исключено, что он в какой-то момент дошел до прелести, и она и довела его до всех тех удивительных «открытий», которые теперь не дают ему войти в Царство Небесное. Поскольку, прелесть – это выход на близкий контакт с бесами, которые и начиняют обманутых ими своими идеями.

Тут есть и еще один момент. Молитву «Отче наш» с конца к началу читают колдуны. Правда, они читают не по прошениям, а по буквам – с последней буквы до первой. Совершенно ясно, что этому их научили бесы. Бесы же являются и наставниками еретиков. Научить митрополита Антония Сурожского читать «Отче наш» задом наперед по буквам они не решились, так как он бы их раскусил, вот они и подсунули ему такой вариант, который он проглотил. А цель бесов, тем не менее, была достигнута – они опять поиздевались над молитвой Господа.

Добрыми делами спастись невозможно

Апостол Павел писал в 4-й главе Послания к Галатам, что дела плоти – это не только прелюбодеяние, убийство и пьянство, но и ереси. А затем сказал о делах плоти:

«Предваряю вас, как и прежде предварял, что поступающие так Царствия Божия не наследуют».

В сборнике реальных историй блаженного Иоанна Мосха «Луг духовный», составленном в VI веке на основании рассказов монахов, говорится об одном видении, бывшем иноку:

«На другой день, около девятого часа, брат видит, что кто-то явился к нему, страшный по виду, и говорит: «Поди и познай истину!» И, взяв его, ведет в место мрачное, смрадное и испускающее пламя и показывает ему в пламени Нестория и Феодора, Евтихия и Аполлинария, Евагрия и Дидима, Диоскора и Севера, Ария и Оригена и других. И говорит явившийся брату: «Вот это место уготовано еретикам и тем, кто нечестиво учит о Пресвятой Богородице, равно как и тем, кто следует их учению. Если тебе нравится это место, оставайся при своем учении. Если же не желаешь вкусить такого наказания, обратись к святой кафолической Церкви, к которой принадлежит и наставлявший тебя старец. Я говорю тебе: хотя бы и всеми добродетелями украсился человек, но если он неправо верует, он попадет в это место» (глава 26 «Жизнь брата Феофана и его дивное видение»).

Также и святитель Игнатий Брянчанинов говорит, что никакие добрые дела не спасут от геенны человека, который придерживается ересей, потому что ценность добрых дел падшего естества ничтожна. Также святитель Игнатий пишет в одном письме:

«Вы говорите: «Еретики те же христиане». Откуда вы это взяли? Многочисленные сонмы святых приняли венец мученический, предпочли лютейшие и продолжительнейшие муки, темницу, изгнание, нежели согласиться на участие с еретиками в их богохульном учении. Вселенская Церковь всегда признавала ересь смертным грехом, всегда признавала, что человек, зараженный страшным недугом ереси, мертв душою, чужд благодати и спасения, в общении с диаволом и его погибелию».

В смерти Георгия Великанова есть один очень важный момент. Оказывается, он хотел стать священником. Давно подавал документы с просьбой рукоположить его, но в патриархии откладывали и затягивали это. Но потом что-то сдвинулось с мертвой точки, и Великанова должны были в ближайшее время рукоположить в дьякона. Настоятель храма, в котором алтарничал погибший, священник Григорий Геронимус, сказал «Правмиру»:

«Мы очень ждали его рукоположения. Буквально вчера обсуждались планы, касательно этого вопроса. Но Господь рассудил иначе и призвал его в эту ночь. Думаю, что дар священства в нем был» (вот ЗДЕСЬ).

То есть в этом храме собирались возвести в священный сан человека, который очень грубо искажал православное учение.

Вероятно, Господь пресек жизнь алтарника, чтобы не допустить его до служения в сане дьякона, а потом и священника, потому что Богу такие священники не нужны. Тяжесть вины погибшего усугубляется тем, что он знал православное учение, так как окончил православный институт. Некоторым священникам и готовящимся к рукоположению все сходит с рук, а некоторым – нет. Преподобный Паисий Святогорец рассказывал, что к нему приходил один священник, у которого было что-то, что препятствовало ему быть священником. Преподобный Паисий сказал ему оставить служение, но тот не послушался, и вскоре был сбит машиной и умер.

Перед рукоположением каждый будущий священник дает присягу, в которой в том числе говорится, что он клянется перед Всемогущим Богом

«Учение веры содержать и другим преподавать по руководству Святой Православной Церкви и Святых Отец; вверяемые попечению моему души охранять от всех ересей и расколов, а заблудших вразумлять и обращать на путь истины и спасения. В молитвенное и каноническое общение с лицами, не принадлежащими к Православной Церкви или находящимися в расколе, не входить».

Как бы эти слова мог произнести погибший алтарник?

алтарник2

Смерть Великанова могла бы заставить задуматься таких смелых людей, как он, которые дерзают рукополагаться, несмотря на то, что не любят и не уважают Церковь, признавая ее всего лишь человеческим учреждением с ошибками и заблуждениями. Но вряд ли это произойдет, так как вместо рассказа о ересях погибшего нас пичкают баснями о том, что он святой.

Алла Тучкова, журналист