Тверская епархия:

14 января в великий праздник Обрезания  Господня в Воскресенском кафедральном соборе состоялась премьера спектакля «Вертепное действо». Постановка осуществилась театральной студией детской Воскресной школы собора (директор иерей Евгений Башкеев), которая родилась вместе с этим спектаклем.

В постановке приняли участие 16 детей от 5 до 14 лет. Они показали простую и трогательную  историю с песнями и колядками, церковными славословиями и замечательными стихами. Мамы и бабушки помогли с костюмами, отец Евгений «добывал» крылья, всех организовывал,  кормил,  мирил и воспитывал. Репетиций, конечно,  не хватило, но главное было большое желание сделать общее дело и взаимопомощь. После представления дети получили сладкие подарки, пили чай и пели песни в своей Воскресной школе, отремонтированной и оборудованной попечителями собора.

Сам «домик» и  куклы для вертепа сделали известные тверские художники-кукольники Олег и Лариса Поляковы, за что им низкий поклон! Трехэтажное строение вертепа символизирует строение мира: небо, землю и ад.  Над вертепом сияет Вифлеемская Звезда.  На верхнем этаже ящика — вертеп со Святым семейством. Ангел возвещает радостную весть, пастухи и волхвы приходят поклониться Святому младенцу.  Внутренние покои дворца Ирода — нижняя сцена вертепного ящика. Еще ниже – Ад. Во дворце Ирода разворачивается основное действие пьесы.

Авторы епархиального сайта, рассказывая об исторических корнях «Вертепного действа», характеризуют его, как «зрелище городских окраин и ярмарок»:

Это представление берет свое начало с X века, а в России играется уже более 200 лет и не где-нибудь, а в Сибири, завезенный туда выпускниками Киево-Могилянской духовной академии. Играли его и в Смоленской губернии, и даже по Волге. Но в России вертеп не стал «крестьянским» театром, как на Украине и в Белоруссии, а сделался зрелищем городских окраин и ярмарок. К 20-м годам прошлого века вертеп в России практически забыли, но лет тридцать назад снова стали потихоньку вспоминать об этом уникальном явлении культуры.

нисколько при этом не задумываясь, что храмовое пространство — это не базар и не место для реконструкций забытых явлений русской культуры.