Премьера фильма «Апостол радости», посвященного о. Александру Шмеману, состоялась 22 декабря во Владимирском зале главного здания Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета (ПСТГУ) — «Епархиальном доме».

Перед этим 18 декабря аналогичный показ состоялся в духовно-просветительском центре «Святодуховский» Александро-Невской лавры при участии проректора СПбДА протоиерея Владимира Хулапа и иерея и режиссера Сергия Потемкина, преподавателя СПбГИКиТ.

шмем

«Радостно видеть так много людей, которых о. Александр привел сюда», — сказал, открывая вечер, режиссер картины Андрей Железняков. Импульсом к созданию фильма послужили «Дневники» о. Александра, отметил он, которые «пробудили много вопросов», и возникло желание поехать туда, где о. Александр осуществлял свою миссию. Для создателей фильма, отметил режиссер, важнее было даже «не что они говорят, а как они говорят»; важно было выражение их лиц, «их глаза».

Действительно, дневниковые записи о.Александра содержат свидетельства о радости, которую испытывал священник. Только вот назвать такую радость «апостольской» язык, мягко говоря, не поворачивается. Он пишет:

«Восхищение Америкой, подлинная радость. Простота этой церемонии… В ней вся Америка, всё то невыразимое, что делает её действительно великой… Нет, восхищает меня Америка, её глубокая сущность, Америка, нашедшая – одна во всём мире! – какую-то формулу, почти чудесную, государства и общества, не превращающихся в идолов» (по поводу 2-часового телепросмотра инаугурации новоизбранного президента Картера – прим. автора)

«Все эти дни – наслаждение от зимних Олимпийских игр в Иннсбруке по телевизии. Я не вижу «пользы» от этой монашеской диеты, безостановочно преподносимой людям в качестве какой-то самодовлеющей «духовности». Мой опыт таков: как только люди решали эту «духовность» вводить в свою жизнь, они становились нетерпимыми, раздраженными фарисеями».

В своем дневнике он признается – Великим постом (!) «кушаю курочку и смотрю гандбол»

Вот оказывается из каких источников черпал отец Александр Шмеман гормоны радости и счастья, тогда, как Церковь, её сложные догматы и Божественная служба навевали на американского батюшку «дремоту»:

«Почему в Евангелии так мало сказано о Церкви? И на чем основана наша вера в ее святость, непогрешимость, необходимость? Ведь все в ней – ее сложные догматы, иерархические различия, обряды, обычаи, все создано людьми, возникло в истории. В Евангелии мы находим образ Христа и Его учение – такое простое, чистое, без примеси человеческих умствований и усложнений. И неужели, чтобы быть христианином, недостаточно верить в Христа и стремиться исполнять Его заповеди, а нужно еще соблюдать непонятные древние обряды, постигать трудные богословские формулы, вовлекаться в церковные споры и деления, принимать всю ту человеческую накипь, которая за две тысячи лет облепила собой небесную чистоту Евангелия?»

«Иногда такое чувство, что большинство людей действительно, хотя и неведомо для себя, живут скрываньем от себя – реальности (не только смерти) и что именно в этом скрывании – основная для них функция религии. «В его дремоте не тревожь…». Именно такая «дремота», навевание ее – вся эта Литургия, да и вся эта церковь, в которой среди непонятно сладких слышатся иногда «душевно нужные» слова – «за веру, Царя и Отечество», «не откладывайте говения до конца Поста»… Слышу, чувствую возражение (слышал его с шестнадцати лет): что же в этом плохого? Ведь вот, действительно, помогает жить… Отвечаю: плохо то, что эта «дремота» так страшно легко оборачивается ненавистью и кровью. Ирландия, Ливан…»

«Догматами, «содержанием» веры православный мир перестал жить и интересоваться давно. Это именно отрицание перемены как категории жизни». «Поскольку же мир этот неизбежно и даже радикально менялся, то первым симптомом кризиса нужно признать глубокую шизофрению, постепенно вошедшую в православную психику: жизнь в нереальном, несуществующем мире».

Ну и, как следствие, всякий намек на радость исчезает, когда отец Шмеман начинает рассуждать о традиционном, не реформированном, благочестивом Православии:

«Я люблю Православиея не люблюне могу любить

Православной Церкви, торжествующих в них номинализма, инерции, триумфализма, властолюбия, обожествления прошлого, псевдодуховности и бабьего благочестия» (Дневники, с. 248).

Особенное его коробило от Русского Православия:

«ложь, подделка, дешёвка этого самодовольного, тупого, сентиментального «русского Православия»…» (Там же, с. 331).

Кроме того о.Шмеман страдал хронической русофобией

“Отчуждение чувствую по отношению ко всему типично русскому: «уюту» храма, к русскому благочестию, в котором мне всегда чудится какое-то тупое самодовольство…” (с. 215).

и неприятием русских святых:

Я не могу принять этих Брянчаниновых

Феофана ЗатворникаМоя душа не соприкасается с ними

не находит общения.

По окончании просмотра ректор ПСТГУ протоиерей Владимир Воробьев в кратком слове вспомнил о том, как ждали последнюю книгу о. Александра  об Евхаристии, как обсуждали ее. Когда-то, в 70-80-е годы, о. Александр стал «символом новой христианской жизни», многих вдохновляли «его радость, его открытость вере,  умение говорить о вере». Ректор ПСТГУ выразил пожелание, чтобы студенты университета посмотрели этот фильм.

В фильме «Апостол радости», начинающемся словами Послания апостола Павла к Филиппийцам «Радуйтесь всегда в Господе; и еще говорю: радуйтесь»,  рассказывают об о. Александре его супруга Ульяна Шмеман, сын Сергей Шмеман, дочери Анна Ткачук и Мария Хопко, протопресвитер Фома Хопко, протоиереи Леонид Кишковский, Алексий Виноградов и Андрей Трегубов, Павел Мейендорф, протодиакон Петр Скорер, директор Библиотеки Конгресса США Джеймс Биллингтон и другие.  В картине использованы архивные фотографии, видеозаписи богослужения о. Александра, документы.

Фильм снят студией «Консонанс», консультант – Елена Дорман.

Та самая Елена Дорман — зав. отделом музейного и архивного хранения в Доме русского зарубежья им. Александра Солженицына, которая в прошлом году грозилась «безжалостно банить» тех, кто осмелится на её странице в ФБ выражать протесты против поступка её друга — содомита Миши Черняка, лично обратившегося в секретариат Критского собора с Открытым письмом о признании представителей ЛГБТ-сообщества членами Православной Церкви.

дорман

Так что по кумиру и поклонники.