на фото: фреска «Христос изгоняет продающих и покупающих всех продающих и покупающих в храме»

Ровно три года назад 5 ноября 2014 года, на следующий день после осеннего празднования Казанской иконы Божией Матери, протодиакон Андрей Кураев написал в своем блоге:

«…Почему была избрана именно Казанская для этого? Потому что это была икона Богоматери типа Одигитрии (Путеводительницы), то есть – копия Смоленской иконы Богородицы. Точнее, Казанский образ это “вырезанный” центр Смоленского. Смоленская Одигитрия считалась хранительницей Смоленска. Смоленск был в польских руках, а Алексей Михайлович готовился к войне за Смоленск (1654). Прямо объявлять подчеркнутый культ Смоленской иконы было бы равносильно преждевременному раскрытию планов. Поэтому молитвы предлагалась обратить к ее копии. Древний религиозный инстинкт и начатки классической образованности требовали перед войной заручиться поддержкой вражеского (в данном случае – смоленского) “ангела-хранителя”».

Вот так, нисколько не смутившись своими словами, Кураев называет чудотворную Смоленскую (Казанскую) икону «вражеским “ангелом-хранителем”»[1]

Три года спустя, 5 ноября 2017 года протестантствующий игумен Петр (Мещеринов) на своей страничке в Facebookе разразился бранью и словоблудием в отношении службы Казанской иконе Божией Матери:

«…Оригинал Казанской иконы Божией Матери был похищен в 1904 году русским крестьянином, лишён оклада, порублен топором и сожжён в печи.

“Отчего же чудотворная икона не защитила себя?” – обычно спрашивают люди.

Это дело духовное, никогда ведь точно не ответишь, почему. Но в данном случае у меня есть некоторое объяснение. Вот извольте прочесть икос (одно из основных богослужебных песнопений) праздника Казанской иконы Божией Матери:

“Смы́сл очи́стивше и у́м, притеце́м к Богоро́дице, све́тло пе́сньми ублажа́юще Ю́, и пречи́стую ико́ну Ея́ прославля́ем и чти́м, и, припа́дающе, покланя́емся я́ко Само́й су́щей О́ной: че́сть бо ико́ны на первообра́зное восхо́дит, и почита́яй и покланя́яйся е́й почита́ет са́мое первообра́зное, я́коже боже́ственнии отцы́ реко́ша. И а́ще кто́ не чти́т Пресвяты́я Богоро́дицы и не покланя́ется ико́не Ея́, ана́фема да бу́дет: посрамля́ет бо и погубля́ет не чту́щия ю́, избавля́ет же от вели́ких бе́д и зо́л благонра́вныя и богобоя́щияся рабы́ Своя́”.

Вчитайтесь: “кто не чтит пресвятую Богородицу и не поклоняется Её иконе, анафема да будет – ибо Божия Матерь уничижает и губит тех, кто не чтит Её”.

Ещё раз, медленно: Божия Матерь губит тех, кто Её не чтит.

Это, на самом деле, кощунство и попирание учения Церкви. Я в такую “божию матерь – губительницу” не верю. Да и Она Сама не верит, это же ясно. Ей это гораздо более огорчительно и оскорбительно, чем мне.

А это – официальный богослужебный текст, звучащий (и что гораздо хуже, предлагающийся людям от лица Церкви как молитва и назидание) два раза в год во всех храмах. Хула на Божию Матерь.

Вот поэтому и нет у нас настоящей иконы».[2]

Напомним, что десять лет назад игумен Петр (Мещеринов) на форуме Патриаршего центра духовного развития детей и молодежи высказывал схожие мысли.[3]

Прежде всего отметим, что автором службы Казанской иконе Божией Матери является страдалец за землю Русскую священномученик патриарх Ермоген († 1612) и служба эта пребывает неизменной с ХVI века.

Очевидно, игумен Петр (Мещеринов) уже принадлежит к какой-то иной «церкви», ведь ему ясно, что такого почитания Божией Матери в собственно Православной Церкви быть не может. Он словно проспал 1500-летнюю историю Православия. А ведь первое упоминание о Божией Матери как Поразительнице врагов относится к VII веку. После победы над аварами был составлен акафист Похвалы Пресвятой Богородицы. В первых же его словах Божия Матерь именуется Взбранной Воеводой. Слово «Взбранная» означает стратега, одержавшего победу. Так же это и в греческом тексте, разве что вводится женский род и начало славословия гласит: «Ти ипермảхо стратиго…». Слово «ипермảхо» (цитируем буквально) означает то, что Божия Матерь возобладала во брани и потому именуется «Взбранной».

Образ Божией Матери выносился на стены города или в стоящие в поле войска для укрепления либо осажденных, либо готовящихся к сражению. А воины выводились в поле не для того, чтобы плясать с врагами, а для того, чтобы поражать их; т.е. буквально убивать. Икона Божией Матери присутствовала при этом истреблении врагов и зачастую именно ей приписывалась победа и после победы служился благодарственный молебен Господу нашему Иисусу Христу и Пресвятой Богородице.

Для о. игумена, вероятно, это – новость! Ведь никак не может он принять Божию Матерь как Победительницу над врагами Православия. А это является одной из истин нашего Священного Предания.

Почему Божия Матерь не покарала того «русского крестьянина», который в 1904 году уничтожил Ее икону? Да конечно же покарала, только не сразу. Потому что долготерпит и к самым отчаянным грешникам.

В 1949 году, во время гражданской войны в Греции, на Афон вторглась сотня партизан, состоящих как из мужчин, так и из женщин! Мало того, что был нарушен аватон (запрет на пребывание женщин на Афоне), – женщины устроили непристойные пляски перед храмами! При этом они кричали: «Пусть Бог покарает нас! Пусть Божия Матерь сотворит чудо! Почему они нас не наказывают!» С большим трудом удалось их выпроводить со Святой Горы. В тот день никто из партизан и партизанок не пострадал. Но вскоре произошла катастрофа под городом Флорина, где большинство этих кощунников и кощунниц погибло злой смертью. Божие мщение свершилось в назидание потомкам. А потому всякому человеку, будь он игумен, или протодиакон, или просто прихожанин, лучше воздержаться от своих произвольных суждений о Суде Божием.[4]

И в заключение приведем удивительные святоотеческие слова. Преподобный Феодор Студит пишет: «Почитать (икону) – значит и покланяться, и обнимать, и целовать».[5]


[1] http://diak-kuraev.livejournal.com/704921.html

[2] https://www.facebook.com/igpetr/posts/1520267161382396

[3] «А я скажу, какие службы я не люблю: 1) Вмч. Фёдору Тирону в субботу 1-й седмицы В. Поста… Ни одному двунадесятому празднику нет стольких песнопений; вдобавок, все они весьма византийские (т. е. многословные и витиеватые)… 2) Патр. Гермогену Московскому… Основное ее содержание – ура-патриотическое экзальтированное восхваление Святой Руси… 3) Всем святым, в земле Российской просиявшим… 4) Казанской иконы Б. М. – в икосе канона службы написано, что Божия Матерь погубляет не чтущих образ Её. Приплыли!». http://www.cdrm.ru/ibforum//index.php?showtopic=209&st=15

[4] Цит. по: «Агиос Агафангелос», № 165, 1998 г., с.33–34

[5] Цит. по книге: Прп. Иоанн Дамаскин и прп. Феодор Студит. О святых иконах и иконопочитании. Краснодар, изд-во «Текст», 2006 г., с.125

Источник: Благодатный Огонь


От редакции «Все ереси»:

К тем фактам, которые указал в своей статье Алексей Горожанин, можно добавить и ещё  несколько случаев, связанных с губительством врагов посредством заступничества или гнева Божией Матери:

В сказании об иконе «Знамение» читаем:

Архиепископ Иоанн взял икону Богородицы, понес на городские стены и поставил напротив нападавших, но суздальцы не только не смягчились, а усилили приступ. Тучи стрел полетели на новгородцев, и одна стрела попала в лик Богородицы. Внезапно икона отвернулась от неприятеля, и новгородцы увидели, что из глаз Богородицы текут слезы! В тот же момент суздальцев охватил ужас, они в помрачении стали поражать друг друга. Новгородцы, воодушевленные знамением от иконы Богородицы, вышли из города и разбили врагов. Многих взяли в плен, а спасшиеся бегством гибли от холода, голода и болезней в разоренных ими же новгородских землях.

Самое интересное, что игумен Петр (Мещеринов) является  как раз настоятелем церкви в честь иконы Божией Матери «Знамение» в селе Долматово, подворья Московского Данилова монастыря!

О Пензенской иконе:

В 1717 году со степи под стены города пришли ногайские татары и осадили крепость. Воевода послал гонцов в соседние укрепления, прося оказать военную помощь. Но все были заняты обороной собственных поселений, до Москвы же было далеко, ждать пришлось бы долго. Тогда все жители города, не занятые непосредственно в обороне, пришли в соборный храм и всю ночь провели в слезной покаянной молитве перед образом Царицы Небесной, прося у Нее помощи и заступления. Утром ногайцы начали штурм. В это время лик на иконе потемнел «наподобие угля». Из глаз Пречистой скатилось несколько слезинок. Все богомольцы в благоговейном страхе упали на колени. Затем лик внезапно просиял «наподобие солнца». Дозорные со стены оповестили, что враги в панике бежали прочь от города. Тогда пензенский воевода с дружиной погнался за ногайцами, поражая неприятеля, и многих захватил в плен. Впоследствии пленные ногайцы рассказывали, что когда они пошли на приступ, то из ворот города выехала Пречудная Жена на белом коне, в сопровождении двух пеших старцев, облаченных в священные ризы. Варварские лучники дали по ним залп, но стрелы развернулись и поразили самих стрелков. Тогда татары пришли в ужас, запаниковали и бежали. В память о чудесном избавлении Пензы от ногайцев 3 / 16 августа было установлено празднование Пензенской Казанской иконе Божией Матери.

Знамение от иконы Божией Матери «Акафистная»:

В 1274 году на соборе в Лионе византийский император Михаил VIII Палеолог, для того чтобы укрепить свое шаткое военно-политическое положение, заключил унию с Ватиканом. Его православные подданные, особенно монашествующие, отрицательно восприняли этот шаг. В 1276 году латиняне высадились на Святой Горе Афон, чтобы огнем и мечем принудить святогорских монахов к унии. В это время один отшельник монастыря Зограф, читавший акафист перед чудотворной иконой Божией Матери «Акафистная», вдруг услышал чудный глас: «Старче, скажи игумену, что идут злые люди, враги Моего Сына и Мои враги. Пусть в монастыре останутся только те, кто твердо может сохранить веру». Старец поспешил в Зограф и предупредил игумена и братию. Многие монахи воспользовались предупреждением и скрылись, а наиболее сильные духом в числе двадцати шести остались и приняли мученическую смерть за Христа от еретиков папистов. Память 26-ти Зографских мучеников Церковь отмечает 11 октября.