6 октября «научно-богословский» и папистско-модернистский портал Богослов.ру опубликовал статью бывшего специалиста в области медицины, а ныне клирика храма пророка Божия Илии в Черкизове священника Романа Тарабрина  «ЭКО как рекомендованный метод лечения бесплодия и вопросы пастырского душепопечения».

тарабрин

на фото: о. Роман потчует прихожан напротив Царских Врат, справа на солее- неотъемлемый атрибут модернистского храма — пианино

В наши дни репродуктивные технологии стали частью врачебного вмешательства. В России ЭКО включено в программы обязательного медицинского страхования. Большое количество людей – как неверующих, так и верующих – для лечения бесплодия используют ЭКО без разбора этически приемлемых и неприемлемых методов. Священнослужителям в пастырской практике приходится сталкиваться с такими бесплодными парами, при этом возникает множество вопросов, попытка дать взвешенные ответы на которые предпринята в данной статье, — говорится в предисловии.

При всей на первый взгляд правильности и православности мнений о неприемлемости процедуры ЭКО, изложенных отцом Романом в статье, в заключении он делает следующие выводы

  1. Обращение к специалистам по бесплодию должно начать со всестороннего обследования и применения средств, этически безупречных и воздействующих на причину бесплодия. Например, это может быть гормональная коррекция, антибактериальная терапия, операция по восстановлению проходимости маточных труб. К этически безупречным методам можно отнести и внутриматочную инсеминацию спермой мужа. (добытую путем рукоблудия — ред.)
  2. Более сложный вопрос возникает, когда супруги провели все возможные обследования и способы лечения, регулярно участвуют в церковной жизни, исповедуются, причащаются, венчаны, съездили во все возможные святые места и не получили никакого результата в виде желаемой беременности. Естественно, в данном случае все медицинские специалисты будут настаивать на проведении ЭКО как варианта самого успешного при лечении бесплодия. От священнослужителя в данном случае может зависеть, пойдет ли бесплодная пара на ЭКО (исключительно в этически допустимом варианте, о чем писалось выше) или нет (но такого варианта, как мы покажем ниже просто не существует — ред.). В данном сложном случае стоит смотреть на степень готовности супружеской пары нести крест бездетности далее или на способность их принять усыновленного ребенка. При отсутствии данных предпосылок, при настойчивом желании супругов иметь ребенка, а также при наличии очевидных медицинских причин бесплодия (например, окклюзия маточных труб) в целях икономии и снисхождении к человеческой немощи возможно благословение на проведение ЭКО. Конечно, имеется в виду только этически приемлемые варианты (!!!): в условиях естественного цикла или частично-стимулированного, но без оплодотворения избыточного количества эмбрионов, без их заморозки и элиминации, а также без программ суррогатного материнства или донорства половых клеток. Конечно, данное заключение должно появиться не сразу, но после длительного общения с супругами, вероятно, в течение нескольких лет, при выяснении их внутренних мотивов и стремлений, их уровня духовного развития.
  3. Первоочередной задачей пастыря при работе с бесплодными парами поэтому, на наш взгляд, должно стать направление человека к Источнику исцеления всех болезней – к Богу. Вторая задача состоит в разъяснении того, что нужно довериться Богу, исправить свою жизнь и устроение своего ума. В-третьих, священнослужитель должен знать, что людям, помимо духовных методов, стоит обращаться за врачебной помощью, которая дана человеку Богом промыслительно. И наконец, пастырь должен понимать, что в репродуктивных технологиях имеются большие риски культивирования противления человека Богу (на в случае «икономии» можно и попротивиться — ред.). Это противление выражается в использовании всех возможных, без разбора, средств, многие из которых сопряжены с убийством нерожденных детей. Однако необходимо помнить, что священник ответственен за спасение конкретной супружеской четы. И если муж и жена не способны нести крест бездетности всю жизнь, возможно по снисхождению благословение на проведение процедур ЭКО, не связанных с этическими проблемами, описанными выше.

А теперь давайте обратимся к кардинально противоположным мнениям на эту проблему, как ученых специалистов, так и собратьев отца Романа по пастырскому служению:

эко1

Согласно мировой статистике ЭКО (экстракорпоральное оплодотворение) существенно увеличивает риск рождения ребенка-инвалида, — заявлял в 2010 году бывший тогда Вице-президентом РАМН, главный педиатр Минздравсоцразвития РФ Александр Баранов.

По данным главного педиатра России, 75% детей, рожденных в результате ЭКО, являются инвалидами.

«Я выступал в Думе и прямо сказал: если вы увеличиваете финансирование на эту технологию, вы сразу закладывайте деньги и на увеличение детей- инвалидов», – сказал А.Баранов.

А.Баранов, добавив, что вред при ЭКО наносится и здоровью женщин.

«Они находятся на колоссальных дозах гормонов. И матери, как правило, в возрасте», – отмечал вице-президент РАМН.

По данным американских ученых, у таких детей в два-четыре раза чаще встречается заячья губа (расщелина верхней губы), дефекты межпресердной и межжелудочковой перегородки сердца, а также пороки развития желудочно-кишечного тракта, сообщает журнал Human Reproduction.

Ученые из американских Центров по контролю и профилактике заболеваний (CDC) под руководством Дженниты Рифхьюз (Jennita Reefhuis) сравнили распространенность 30 наиболее частых врожденных дефектов у детей, зачатых естественным путем либо с помощью искусственного оплодотворения (ЭКО или ИКСИ – инъекция заранее отобранного жизнеспособного сперматозоида в яйцеклетку). В исследовании был задействован 281 ребенок «из пробирки», и около 14 тысяч детей, зачатых естественным путем. При этом все беременности были одноплодными. Выяснилось, что дети, зачатые «в пробирке» в 2,4 раза чаще рождались с заячьей губой. Дефекты межпредсердной или межжелудочковой перегородки сердца отмечались у них в 2.1 раза чаще, чем у детей, зачатых естественным путем. Кроме того, у таких детей чаще возникали пороки развития желудочно-кишечного тракта: атрезия пищевода – в 4,5 раза чаще, атрезия прямой кишки – в 3,7 раза чаще, сообщили ученые.

кнутов

Священник Алексий Кнутов, студент Московской духовной академии ещё в 2010 году в публикации о проблеме церковного отношения к искусственному и экстракорпоральному оплодотворению, высказал мнение о том, что формулировка в тексте Основ социальной концепции Русской Православной Церкви не точна.

Искусственное оплодотворение в современном мире приобретает всё большую популярность. Связано это не с любопытством к последним достижениям в области медицины, но прежде всего со все более распространяющейся проблемой бесплодия. Согласно статистике каждая седьмая супружеская пара в мире сталкивается сегодня с этой проблемой. Но как относится к искусственному оплодотворению Русская Православная Церковь? Может ли православный христианин прибегать к такому способу зачатия ребенка?

Хотелось бы сделать уточнения к 4-му пункту XII-ой главы Основ Социальной концепции РПЦ, в котором идёт речь о христианском отношении к разным аспектам искусственного оплодотворения. К сожалению, пункт 4-ый XII-ой главы Основ Социальной концепции РПЦ (ниже — Концепция) не излагает эту тему с той ясностью и чёткостью, которая требуется для раскрытия вопросов, касающихся человеческой жизни. Если внимательно читать этот пункт, то получается, что сегодня согласно Концепции существует два метода репродуктивных технологий: искусственное и экстракорпоральное (т.е. внетелесное) оплодотворение. Первый из них, согласно Концепции, допустим с нравственной точки зрения, второй — в целом нет. Но здесь изначально присутствует серьёзная терминологическая ошибка: искусственное оплодотворение — это не обозначение какого-то конкретного метода, а наименование вообще явления, отличного от естественного зачатия. А экстракорпоральное оплодотворение (ниже — ЭКО) — это уже обозначение конкретного метода искусственного оплодотворения. Поэтому ЭКО и искусственное оплодотворение соотносятся как частное и общее, в то время как Концепция настраивает читателя, несведущего в вопросах репродуктивных технологий, на то, что это обозначение двух разных методов. Результатом такой неточной терминологии Концепции могут быть и являются ошибки в пастырском душепопечении — цена которым человеческая жизнь.

Но что же подразумевается под этим неопределённым выражением «искусственное оплодотворение» в Концепции? А подразумевается там как раз не явление, а совершенно конкретный метод искусственного внутрикорпорпорального (т.е. внутрителесного) оплодотворения — искусственная инсеминация. Суть этого метода заключается в следующем: сперматозоиды искусственным образом вводятся в полость матки. Через маточную трубу они проникают в брюшную полость и оплодотворяют одну наиболее созревшую яйцеклетку. Затем она имплантируется (приживляется) и продолжает свое развитие.

Как пишет С.Л. Болховитинова, сотрудник кафедры биомедицинской этики Российского государственного медицинского университета им. Н. И. Пирогова,

«в целом, этот метод искусственного оплодотворения для супружеской пары не содержит в себе противопоказаний и трудностей морального порядка, поскольку речь идет о врачебной вспомогательной помощи для того, чтобы супружеский акт деторождения, целостный во всех своих компонентах (физических, психических, духовных) сохранился».

Поэтому это двусмысленное место в Концепции необходимо понимать следующим образом:

К допустимым средствам медицинской помощи может быть отнесён метод искусственной инсеминации — искусственного введения в матку жены половых клеток мужа, поскольку этот метод не нарушает целостности брачного союза и не отличается принципиальным образом от естественного зачатия.

Я глубоко убеждён, что в Концепции, как в документе, носящем юридический характер, должны отсутствовать всякие двусмысленности, чтобы священник, мирянин, не сведущие в каких-то специальных областях знания (в данном случае в репродуктивных технологиях), прочитав Концепцию, могли ясно, чётко уяснить для себя позицию Церкви по тому или иному вопросу. Здесь нелишним будет отметить, что при применении этого метода возникает щекотливый вопрос о способе получения половых клеток мужчины.

Обычно здесь предлагается порочное рукоблудие.

(Далее отец Алексей Кнутов предлагает для «получения половых клеток» альтернативу рукоблудию, в частности использование презервативов или добычу клеток хирургическим способом под наркозом, что сразу оговоримся кажется нам противоестественным и неприемлемым )

Концепция об ЭКО говорит следующее:

 «Нравственно недопустимыми с православной точки зрения являются также все разновидности экстракорпорального (внетелесного) оплодотворения, предполагающие заготовление, консервацию и намеренное разрушение «избыточных» эмбрионов. Именно на признании человеческого достоинства даже за эмбрионом основана моральная оценка аборта, осуждаемого Церковью» (п. XII.4 Концепции).

Согласно Концепции заготовление, консервация и разрушение «избыточных» эмбрионов является тяжким грехом. С этим всё ясно. Но Концепция не даёт чёткого ответа на другой вопрос: а является ли нравственно допустимым формирование в «пробирке» ограниченного числа эмбрионов (например двух) с последующей пересадкой всех их в полость матки, при учёте того, что обратившаяся к ЭКО женщина имеет решимость вынашивать в том числе и многоплодную беременность, если таковая возникнет?

Игумен Мелхиседек (Артюхин), член Церковно- общественного совета по биомедицинской этике Московского Патриархата, считает, что человек несёт нравственную ответственность не только за «избыточные» эмбрионы, но также и за пересаженные в матку эмбрионы, если беременность не возникнет и они погибнут. Почему? Одним из классических принципов медицины является принцип «не навреди». А риск гибели в матке эмбрионов, пересаженных туда при ЭКО, выше, чем у эмбрионов, появившихся в результате естественного зачатия.

Внешне пересадка эмбрионов в матку является ничем иным как научным экспериментом: повезёт — не повезёт. Но чем рискуют здесь врачи и родители? Это уже не просто какие-то половые клетки, а живые эмбрионы, малюсенькие человечки, которые хотя и являются пока одной клеткой, но они уже — люди. Итак, ЭКО экспериментирует на людях. Цена эксперимента — человеческая жизнь. На основании вышесказанного христианское отношение к ЭКО следует выразить следующим образом:

Нравственно недопустимым с христианской точки зрения является экстракорпоральный (внетелесный) метод искусственного оплодотворения, поскольку предполагает заготовление, консервацию и намеренное разрушение «избыточных» эмбрионов, а также несёт риск ненаступления беременности, из-за чего пересаженный(ые) в организм женщины эмбрион(ы) погибнет(ут).


От себя добавим, что метод искусственной инсеминации, который никак не осуждается в целом ни официальным мнением РПЦ МП, ни (за исключением рукоблудия) отцом Алексием Кнутовым, также не может быть приемлем, в первую очередь, как противный Божиему Промыслу.