XII-е Меневские чтения открылись в культурно-просветительском центре «Дубрава» в подмосковном Сергиевом Посаде, передает сегодня, 9 сентября, корреспондент ИА Красная Весна.

Памятные мероприятия начались с божественной литургии в церкви преподобного Сергия Радонежского, которая была построена на месте гибели отца Александра Меня, после чего состоялось официальное открытие чтений.

В этом году тема двухдневных «Меневских чтений» приурочена к столетию Революции 1917 года и отношениям РПЦ с государством в прошедшем веке.

менчтен12

Открыл чтения митрополит Крутицкий и Коломенский Ювеналий, который сказал, что неослабевающий интерес к чтениям еще раз подтверждает, что творческое наследие отца Александра Меня «по-прежнему востребовано».

В первый день прошла лекция «Русская Православная Церковь. 1917–2017 годы» Алексея Беглова, старшего научного сотрудника Института всеобщей истории РАН, доцента Национального исследовательского ядерного университета «МИФИ». Алексей Беглов обозначил обе революции 1917 года, Февральскую буржуазную и Великую Октябрьскую социалистическую революцию «трагическими событиями», а большевиков — теми, кто «разрушал российскую государственность».

менчтен12 завадский

Кроме чтений, в КПЦ Дубрава открыли выставку «Новомученики Радонежские». Благочинный церквей Сергиево-Посадского округа протоиерей Игорь Завацкий сказал, что круглый стол и выставка имеют целью «максимально правдиво осветить эту непростую тему для пользы и сохранения церковного и государственного единства».

менчтен12-1

Завершился первый день чтений концертом капеллы мальчиков и юношей им. А. Жуковского из города Иваново.

На второй день запланирован круглый стол по теме «Государство и Православная Церковь: традиции и современность».

Красная Весна напоминает, что отец Александр Мень обозначил свою позицию по отношению к вопросу отделения церкви от государства в своей книге «О Христе и Церкви». Он писал о том, что такое отделение необходимо, указывая на опыт константиновского периода истории Церкви:

«все уродства так называемого константиновского периода в XVIII-XIX и даже в ХХ вв. расцветали махровым цветом, окарикатуривая Церковь, душа ее и превращая в послушное орудие государства… Только те, кто с крестом в руке благословляли крепостное право и величали монархию (!!!), те, кто настаивали на том, чтобы имя Божие писалось с большой буквы, а имя царя в богослужебных книгах писалось все целиком большими буквами, — вот те и оставались на месте».

Об отношении церкви с государством после 1917 года Александр Мень указал следующее:

«Когда на Русскую Церковь обрушилась катастрофа, то в значительной степени (хотя мы сейчас не любим этого говорить) это была такая же Немезида, как войска Магомета II под стенами Константинополя… Веками связанное со старой государственной властью, оно не хотело с ней расставаться, и поэтому по отношению к новой власти занимало позицию самую бессмысленную: это или какое-то совершенно нелепое идеологическое отрицание, или попытки превратить ее в такого же хозяина, каким была царская власть».