О паломничестве кочетковских сектантов в Италию

(на фото: Давид, Микеланджело, 1501-1504 гг. Академия изящных искусств, Флоренция — фото с сайта Преображенского братства)

кочет в бозе

на фото: В центре – брат из монастыря Бозе Адальберто Майнарди и священник Георгий Кочетков

Сайт экуменического монастыря Бозе разместил заметку от том, что

С 15 по 20 мая 2017 года в Бозе гостила группа русской православной молодежи из Преображенского содружества малых братств вместе со священником Георгием Кочетковым, с которым вот уже много лет нас связывают узы дружбы и сотрудничества. После посещения Бозе, где паломники знакомились с общей жизнью братьев и сестер монастыря, трудясь вместе с ними и читая Священное писание, группа отправилась в гости к братствам Бозе в Челлоле и Ассизи.

В Бозе русские гости встретились с братом Лучиано. Кроме того, на встрече с общиной паломники рассказали о своем опыте молитвы, покаяния и свидетельства на национальном уровне в России о личных историях в связи со столетием Октябрьской революции в рамках Акции национального покаяния «1917-2017: Имеющие надежду».

«Почти в каждой российской семье, – сказал отец Георгий, – среди близких предков были и репрессированные, и палачи в советских лагерях. Только признавая то зло, которое было совершено, мы можем обрести истину в нас самих, в нашей церкви, в нашей стране и актуализировать наследие российских новомучеников XX века, явить надежду».

Вдохновившись таким вниманием своих СТАРШИХ ТОВАРИЩЕЙ, одна из сектанток Елена-Алина Патракова из информационной службы Преображенского братства поделилась своими впечатлениями о поездке, озаглавив статью весьма громким и противным православному слуху названием: «В поисках духовного аристократизма». 

В статье очень показательно представлена нелицемерная экуменическая любовь кочетковских сектантов ко всему инославному, включая католических лжесвятых.

Приводим статью с небольшими сокращениями (комментарии думаем будут излишними):

 Если некоторые из нашей группы бывали в Италии и прежде, то в монастыре Бозе большинство из нас оказались впервые. Пожалуй, самое сильное впечатление от этой обители, в которой подвизаются около семидесяти братьев и сестер, принадлежащих разным христианским церквам, – это тишина. Ею дышат не только расстилающиеся вокруг альпийские луга. Эта тишина живет в сердцах обитателей Бозе. Это видно по их глазам, речам, походке, трудам, по всему строю богослужения. Бозе отличается той особой, живой, духоносной тишиной, которую невозможно спутать с тишиной мертвой.

Кроме главного монастыря Бозе, за время нашего пребывания в Италии мы также посетили две других его дочерних обители – Челлоле и Ассизи, в каждой из которых трудятся всего по пять братьев. Челлоле находится на возвышенности, с которой открывается захватывающая дух панорама на тосканские холмы. Мы молились в старинном романском храме XIII века.

Вторая дочерняя обитель находится у подножия горы Монте-Субазио, на которой расположен старинный город Ассизи – родина святого Франциска Ассизского.

В самом Бозе мы пробыли почти неделю, с вечера воскресенья до утра пятницы. Нас разместили в двухэтажном здании в нескольких сотнях метров от храма и трапезной. Большинство  из нас жили в кельях на одного человека, но были и двух- и трехместные кельи.

Община Бозе служит своим даром гостеприимства, но у нее в целом и у каждого из ее членов есть то пространство жизни, в котором человек остается наедине с Богом, и эта тайна веры, молитвы и жизни неприкосновенна для  внешнего ока.

Собираясь на молитву, бозийцы облачаются в белые монашеские одеяния. Кажущиеся недосягаемыми в своей сосредоточенности перед лицом Божьим, они являют собой живые иконы – главное украшение храма!!!, в котором за исключением распятия на своде апсиды и иконы на аналое больше нет никаких изображений Христа, Богоматери или святых. После богослужения братья и сестры снимают свои белые одеяния и снова остаются в скромной рабочей одежде, внешне ничем не отличаясь от благочестивых мирян.

Утренняя молитва здесь начинается в шесть утра. Строй богослужения, с одной стороны, опирается на католическую традицию, с другой стороны, дышит столь родным нам братским духом открытости и постоянного творческого поиска. Чин богослужений суточного круга очень простой – после краткого вступительного песнопения звучит один из бозийских гимнов, потом три выбранных псалма, чтение из Ветхого завета и Евангелия, молитвенная тишина вместо проповеди, фрагмент из Ветхого или Нового завета, положенный на музыку, респонсорий или ходатайство (вечером может также включать свободные прошения) и заключительная молитва. Медитативное пение на итальянском языке под аккомпанемент органа в духе григорианской традиции раскрывает строки псалмов и стихов из Писания, казалось бы, давно знакомые, совершенно с новой стороны.

Прежний опыт посещения разных монастырей оставил у меня впечатление, что монашествующий человек обычно закрыт и неприступен. Но здесь, к моему удивлению, это было иначе. Во время трапез и совместного труда бозийцы общались с нами приветливо и тепло. Нашим «ангелом-хранителем» был брат Адальберто Майнарди, хорошо владеющий русским языком. За время пребывания в Бозе мы также успели познакомиться с некоторыми другими братьями и сестрами, с которыми нам посчастливилось разделять трапезу и труды.

Братья и сестры здесь работают по семь часов в день. На третий день нашего пребывания в Бозе мы тоже отправились на послушания. Кому-то из нас было поручено потрудиться на грядках, клумбах и в теплицах, а сестер направили на кухню резать апельсины для варенья. Нами руководил молодой брат Паоло. Кроме итальянского, он совсем немного понимал по-английски. Общими усилиями мы довольно быстро преодолели языковой барьер и начали учиться тонкостям кулинарного мастерства.

на фото: о.Георгий Кочетков с приором Бозе Лучиано Маникарди

За день до нашего отъезда из Бозе мы встретились с новым приором Лучиано Маникарди, которого община избрала в январе этого года. Он не священник, но по старшинству мы называли его отцом. В ответ на наш вопрос о том, какие приоритеты он видит для себя в этой новой ответственности, отец Лучиано сказал, что теперь община учится возрастать в соборности. По его словам, отец Энцо Бьянки – личность уникальная и харизматичная. В этом смысле невозможно стать «вторым Энцо» после него. Но именно это как раз и побуждает отца Лучиано все решать «во многом совете» с другими братьями и сестрами. Это принципиально иной и, безусловно, сложный этап жизни.

За две недели нашего паломничества мы побывали в Милане, Флоренции, Сиене, Сан-Джиминьяно и Ассизи.

кочет в бозе-2

на фото: Встреча с представителями АКЛИ в Милане

В Милане мы встретились с представителями АКЛИ (ACLI – Ассоциация христиан трудящихся Италии) – Паоло Петракка, доктором экономических наук, президентом АКЛИ провинции Милана, Пьеранджело Торричелли, президентом совета АКЛИ провинции Комо, и выпускником богословского факультета Университета Северной Италии Альфредо Поцци, который провел для нас экскурсию по этому факультету.

кочет в бозе-3

на фото: Альфредо Поцци проводит сектантам экскурсию по богословскому факультету Университета Северной Италии

Неожиданное знакомство с этим католическим духовным учебным заведением открыло новые горизонты для налаживания отношений со Свято-Филаретовским православно-христианским институтом.

кочет-5
на фото: о. Кочетков дарит сборник русифицированных богослужебных переводов отцу Георгию Блатинскому — настоятелю храма Николая Чудотворца во Флоренции
Во Флоренции, по праву именуемой цветком Тосканы, мы провели целых три дня, поселившись на четвертом этаже старинного дома на улице Пепи.

На воскресной утренней встрече перед литургией отец Георгий, отвечая на наши вопросы по Павловым посланиям, коснулся темы работы и рабства, служения и труда. В частности, батюшка говорил нам о том, что настоящий гений – это тот, кто трудится больше всех. Без этого труда, какой бы уникальный дар у него ни был, гением он не станет. Эта мысль красной нитью переплеталась с нашими походами по музеям.

сектанты у скульптуры Давида

Одним из таких гениальных тружеников по праву можно назвать Микеланджело, чьи статуи, в том числе «Давида», мы увидели во Флоренции. В отличие от других более ранних скульптур Давида, Микеланджело изваял будущего царя и псалмопевца не попирающим отрубленную голову Голиафа, а только готовящимся вступить в заведомо неравный бой. От этой статуи веет не отчаянной решимостью обреченности, но величием свободного ответа на вызов. Несмотря на значительное превосходство силы соперника, Давид в итоге побеждает Голиафа именно потому, что сумел направить свои ограниченные силы на удар точно в цель. Наверное, исполнение каждым христианином своего личностного призвания невозможно без такого попадания, об этом же свидетельствуют слова св. Екатерины Сиенской (католическая «святая» — ред.), которые в числе прочего мы увидели в готическом соборе Вознесения Пресвятой Девы в Сиене: «Будь тем, кем Господь замыслил тебя, и ты зажжешь мир».

кочет ассизи

на фото: у «мощей» Франциска в Ассизи

В заключительные дни паломничества мы посетили родину еще одного прославленного католического святого – Франциска Ассизского. По словам Руперта, одного из пяти братьев в бозийской обители Ассизи, в этом небольшом городе, где живут не более восьмисот человек (все остальные – туристы и паломники), насчитывается до пятидесяти различных ответвлений этого ордена.

В завершение нельзя обойти вниманием еще одну тему, которая остается на сегодняшний день одной из самых важных для всего нашего Братства. Речь идет об Акции национального покаяния, о которой мы пытались свидетельствовать с первого дня, как ступили на итальянскую землю. Это было непросто, но необходимо, ведь за рубежом очень часто путают русское и советское, и эта путаница препятствует живому диалогу.

Накануне нашего отъезда из Бозе община пригласила нас на прощальный вечер в просторный конференц-зал, который находится под храмом. В зале собрались почти все бозийцы. Отец Георгий Кочетков рассказал об Акции национального покаяния, о важности усилия памяти всех и каждого на нашей земле. Аудитория слушала очень внимательно, это было видно по лицам. Кто-то кивал головой, кто-то негромко восклицал от удивления.

  • Монашескую общину Бозе принято называть экуменической: большинство в ней – католики, но есть и протестанты, а сейчас даже православная монахиня. Представители СФИ и Преображенского братства уже далеко не первый раз приезжают в Бозе, поэтому время, проведенное там, было особенно насыщенным и плодотворным.