Ввиду необходимости оправдывать свое открытое пастырское выступление против указанной злостной двоякой агитации скрытых темных сил против русского общества, в особенности против русского юношества, я почел своим сыновним долгом доложить Святейшему Синоду, что мое “выступление” в кафедральном соборе 14 ноября 1909 года отнюдь не вызывалось лишь какою-нибудь безотчетною, стихийною, так сказать, ревностью; оно явилось как вполне серьезный и духовно-осмысленный шаг: имело под собой в основании каноны Святой Православно-Восточной Церкви и учение святых отцов и учителей Церкви Православно-Восточной и Русской Православной Церкви.

Известно, что Православная Восточная Церковь относилась всегда отрицательно к театральным языческим представлениям, в особенности к тем, которые давались в воскресные и другие чтимые Христианскою Церковью дни, запрещая присутствовать на них не только “числящимся в священном чине и монахам” (24 прав. VI Вселенского Собора), не только “детям священников”, но и “всем христианам” (18 прав. Карфагенского Собора). В случае, если театральные и вообще “представления позорищных игр” будут даваемы “в день воскресный и в прочие светлые дни христианской веры”, 72 правило Карфагенского Собора рекомендует обращаться к христианским царям с просьбой “да воспретится представление позорищных игр” в сии дни.

Эти правила навсегда определяют отношение Христианской Церкви к театру; современный же театр даже превзошел языческий своею возмутительнейшею гнустностью представляемых сцен разврата и пошлости и уничижением и оскорблением религиозного и нравственного чувства человека.

Если от канонов Православной Церкви мы обратимся к учению христианских отцов и учителей Церкви, то увидим, что все древние церковные писатели, касаясь в своих творениях театральных зрелищ, самым решительным образом высказываются против них и против участия в них христиан в качестве ли исполнителей или простых зрителей. Современный театр вполне оправдывает такое отношение к себе святых отцов и учителей Церкви: он действительно стал местом гнусных пороков и нравственных преступлений. Так святой священномученик Киприан занятие комедиантством считает занятием вредным для нравов, в особенности юношей. Церковный учитель Тертуллиан высказался в одном из своих творений, что

“трагедии и комедии – это кровавые и распутные возбудительницы порока и похоти”.

В столь же решительном и негодующем тоне высказывается о театральных зрелищах другой знаменитый западный церковный писатель Лактанций. Но едва ли кто-либо из отцов и учителей Церкви восставал с таким пламенным негодованием и возмущением против театральных и других представлений, как святитель Иоанн Златоуст.

“Какая выгода, – говорит святитель Иоанн Златоуст (Полн. Собр. Твор. Св. Иоанна Златоуста. т. II, стр. 351-352), – ходить на зрелище беззакония, посещать общее училище бесстыдства, публичную школу невоздержания, восседать на седалище пагубы. Да не погрешит тот, кто сцену, это пагубнейшее место, полное всякого рода болезней, эту вавилонскую печь назовет и седалищем пагубы, и школою распутства, и училищем невоздержания, и всем что ни есть постыднейшего. Действительно, диавол, ввергнув город в театр, как бы в какую печь, затем поджигает снизу, подкладывая не хворост, не нефть, не паклю, не смолу, а, что гораздо хуже этого, любодейные взгляды, срамные слова, развратные стихотворения и самые негодные песни”.

“Где теперь, – говорит святитель Иоанн Златоуст в другом месте (т. VII, стр. 697), – те, которые предаются диавольским пляскам, непотребным песням и сидят в театре. Стыжусь вспоминать о них… Здесь (в театре) мы найдем различия столько же, сколько между ангелами – если бы ты услышал их поющими на небе стройную песнь, и между собаками и свиньями, которые визжат, роясь в навозе. Устами одних говорит Христос, а языком других – диавол”…

“Вредные для общества люди бывают, по мнению святителя Иоанна Златоуста (т. VII, стр. 412), именно из числа тех, что действуют на театрах. От них происходят возмущения и мятежи”. Высказываясь столь решительно против театра и театральных зрелищ, святитель Иоанн Златоуст для устрашения посещающих театры угрожал отлучением их от священных церковных собраний (т. IV, стр. 854).

Из русских церковных писателей заслуживают быть отмеченными отзывы о современном театре известного оптинского старца Амвросия и великого русского молитвенника и чудотворца батюшки Иоанна Кронштадтского. Старец Амвросий решительно высказался, что

“современный театр – школа безнравственности” (Письма его, ч. 1, стр. 203).

От<ец> Иоанн Кронштадтский так отзывается о современном театре:

“Театр погашает веру и христианскую жизнь, научая рассеянности, лукавству (или умению жить в миру), смехотворству; он воспитывает ловких сынов века сего, но не сынов света. Театр – противник христианской жизни; он – порождение духа мира сего, а не Духа Божия. Истинные чада Церкви не посещают его”… (т. V, стр. 173).

“Театр – богомерзкое учреждение. Только вникните в дух его, и вы согласитесь: это училище безверия, глумления дерзкого над всем и – разврат” (т. V, стр. 103).

“Театр – школа мира сего и князя мира сего – диавола; а он иногда преобразуется в ангела света; чтобы прельщать удобнее недальновидных, иногда ввернет, по-видимому, и нравственную пьесу, чтобы твердили, трубили про театр, что он пренравоучительная вещь и стоит посещать его не меньше церкви, а пожалуй, и больше – потому, что-де в церкви одно и то же, а в театре разнообразие и пьес, и декораций, и костюмов, и действующих лиц” (т. V, стр. 81).

анатэма

на фото: пьеса «Анатэма» — современная постановка

Из сопоставления вышеизложенных воззрений святых отцов и учителей Вселенской Церкви и Русской Церкви на театральные зрелища с тем, что мною сказано было о безбожном – безнравственном характере двух новых пьес Л. Андреева “Анатэма” и “Анфиса”, мне кажется, легко могут быть уяснены как тот решительный протест, какой мною был выражен по поводу постановки в Саратове этих двух пьес, так и та несколько необычная форма, в какую мною был облечен этот протест. Случаи подобного же протеста при несколько иных лишь обстоятельствах известны из жизни многих наших святителей, в частности, между прочим, из жизни С.-Петербургского митрополита Гавриила (Русские подвижники ХVIII века, стр. 216)» // РГИА. Ф. 797, оп. 79, 3 отд., 5 ст., 1909 г., д. 355, л. 12 об-13 об.

Отстаивая право архиерея обращаться к высшим светским властям с целью защиты народа от нравственного растления пропагандой, епископ Гермоген далее писал:

«Переходя теперь к специальному выдвигаемому против меня левыми газетами и левыми элементами общества обвинению, будто я своим обращением к Саратовскому губернатору в храме по поводу представления в театре “Анатэмы” и “Анфисы” обеспокоил светскую власть, в частности “поставил в неловкое положение губернатора”, даже “оскорбил его своим обращением к нему в храме”, я счел долгом в виде объяснения на такие обвинения доложить Святейшему Синоду, что иначе действовать я не мог и не могу, ибо глубоко уверен, что поступая так, как поступил я в данном случае, я действую на основании слова Божия, примеров святых отцов и учителей Церкви и правил Вселенских Соборов. Святой апостол Павел учит:

“проповедуй слово, настой благовременно и безвременно, обличи, запрети, умоли со всяким долготерпением и учением” (2 Тим. 4, 2).

И святые отцы и учителя Церкви, когда светские власти допускали поступки не согласные с общецерковными нормами, или когда в общество проникало какое-нибудь зло, ересь, разврат, они безбоязненно обращались к светским правителям с открытыми и энергичными ходатайствами, не стесняясь ни временем, ни местом, ни другими какими-либо побочными обстоятельствами. Я лишь напомню про первых защитников и ходатаев за Святую Церковь и духовные интересы ее чад пред царскою властью и правителями христианских апологетов: Аристида, Кодрата, Иустина, Мелитона и других…

Из жизни святителя Амвросия Медиоланского известны два случая открытого предстательства его за благо Церкви и духовные интересы пасомых. Из наших русских святителей с совершенно подобной защитой Святой Церкви выступали весьма многие. К нашему случаю весьма подходит, между прочим, “выступление” святителя Димитрия, митрополита Ростовского. В его время был издан указ не соблюдать в полках святых постов. Нашелся солдатик, который не желал нарушать поста, за что был судим начальством. Это распоряжение о постах настолько возмутило святителя Димитрия, что он произнес в храме, в присутствии многих начальствующих лиц, резкое слово о двух пирах, Иродовом и Христовом, где сильно укорял начальников, разрешающих (т.е. освобождающих от — ред.) посты (Русские подвижники ХVIII, Е. Поселянина, стр. 48).

Особенно энергичны были ходатайства святых архипастырей пред царскою властью и светскими правителями, когда какие-либо еретики, безбожники, кощунники оскорбляли веру православную, причиняли вред Церкви Божией и производили соблазны между немощными в вере православными людьми. С такими ходатайствами к царям и правителям обращались: святитель Иоанн Златоуст, архиепископ Цареградский, святитель Амфилохий, епископ Иконийский, святитель Григорий Богослов и многие другие. Святитель Иоанн Златоуст во время торжественного богослужения в храме в присутствии царя обратился не к губернатору даже или градоправителю, а к самому царю со своим архипастырским ходатайством в речи, обращенной к царю Аркадию, в то время когда последний вместе с царицею своею находились за Божественною литургиею в храме (см. кн. Маргарит, в житии святителя Иоанна Златоуста л. 69 об.). Просьба святителя Иоанна Златоуста царем была уважена, и именуемое теперь “выступление” Иоанна Златоуста не было тогда почтено за оскорбление царской власти. Между тем как мое “выступление” трактуется в сфере правительственных органов как “оскорбление губернатора”…

Что же касается поклонов, по сообщению газет, будто бы сделанных мною до земли в храме пред губернатором, то хотя эти сообщения совершенно ошибочны и мною были сделаны поклоны не до земли, а лишь поклоны обычные, поясные, не сходя с амвона, однако я должен сказать, что поклонов до земли я не сделал лишь потому, что предвидел, что они не будут поняты, с одной стороны, теми, к кому они относились, с другой – многими другими лицами, и будут вообще криво перетолкованы. Между тем поклоны пред лицами, сущими во власти, данной Богом, а не пред “мирскими палачами”, как назвал, очевидно, Саратовского губернатора и других сущих во власти лиц сотрудник “Нового времени” А. Столыпин, родной брат “сущего во власти” П.А. Столыпина (“Нов. вр.” № 12105), – поклоны пред лицами, сущими во власти, данной Богом, допускались весьма многими святыми людьми и подвижниками как на Востоке, так и у нас на Руси; наиболее яркий пример для нас представляет угодник Божий Серафим Саровский, который поклонился до земли посетившему его Государю Александру I Благословенному; также он кланялся до земли посещавшим его генералам и даже обыкновенным простым людям.

Из обстоятельств жизни святых подвижников легко можно уразуметь, что они делали низкие поклоны пред царями и правителями, с одной стороны, чтобы обозначить как бы печатью своего личного унижения сильную опасность какого-либо момента в жизни государства и народа, с другой – такую же опасность, ожидающую тех лиц, пред которыми делались поклоны. Если поклоны совершались пред правителями и царями и в опасный переживаемый момент, то это обозначало как бы вопль самого святого мужа, обращенный к тем лицам: “Помилуйте народ, помилуйте и самих себя, ибо лютая опасность близ, губитель-враг не дремлет, поспешайте с помощью со стороны вашей Богом данной и благословенной власти, спасайте вверенных вам людей и спасайтесь…”

Отношения святых людей к представителям мирской власти должны быть для нас образцом истинного понимания внешней мирской власти; святые люди видели в представителях мирской власти не “мирских палачей” (см. “Новое время” № 12105) [Газ. «Новое время». 1909. 22 ноября (5 декабря). № 12105. С. 3], а “Божьих слуг” (см. посл. к Рим. апостола Павла гл. 13, ст. 3), от Бога уполномоченных и поставленных вместе с царями и пастырями для соблюдения и охранения в жизни народа общих благ, духовных и житейских (см. у апостола Павла), а не одних только житейских; а потому и они одинаково ответственны, вместе с царями и пастырями, за свое неправильное отношение к высокому долгу своего служения…

По причине ответственных полномочий, общих с царями и правителями обязанностей блюсти истинные блага народа, – пастыри и архипастыри церковные и обращались к мирским правителям и царям с мольбой не уклоняться от богоустановленных и истинно законных правил соблюдения и охранения общих благ жизни людей, Богом вверенных не только архипастырям и пастырям, но вместе и царям и мирским правителям. Таким образом, обращение святых людей с мольбой и ходатайством, вплоть до поклонов до земли в случаях вопиющей опасности, как выяснено было выше, – пред царями и правителями выражало стремление и мольбу святителей и святых людей о том, чтобы деятельность царей и правителей, как слуг Божиих по отношению к жизни народа, была приведена в согласие с непреложными законами Бога, а не с какими-либо ошибочными и всегда сомнительными человеческими соображениями. Отсюда и особое повеление апостола Павла – пастырям и архипастырям: настой благовременно и безвременно, обличи, запрети, умоли со всяким долготерпением и учением (2 Тим. 4, 2).

Саратовский епископ Гермоген» // РГИА. Ф. 797, оп. 79, 3 отд., 5 ст., 1909 г., д. 355, л. 13 об-15.