на фото: иерей Андрей Долгополов — крайний слева — в кругу «близких» духовных друзей

25 марта на сайте Хабаровской епархии появилось интервью с руководителем Хабаровского православного молодежного движения «Курс-Восток» отцом Андреем Долгополовым. 

Отвечая на вопрос:

— Ну, к примеру, как объяснить молодежи, что гражданский брак – это блуд? Какие примеры,  слова нужно подобрать?

Священник сказал буквально следующее:

— Когда я провожу с ребятами беседы, одна из моих главных тем – это любовь и влюбленность. Привожу примеры — молодежи важно приводить примеры из жизни. Задаю им простой вопрос: когда парень с девушкой становятся мужем и женой? Ребята дают разные ответы: когда  расписали в ЗАГСе, когда прожили более пяти лет, когда родились дети. На самом деле — нет. Молодые люди становятся мужем и женой после близости духовной и телесной!!! Я объясняю ребятам, что человек – это душа и тело, муж и жена – это те люди, которые объединены душой и телом. Ребят это приводит в замешательство, спрашивают: если девушка живет с парнем, то он уже является ее мужем? Нет. Но бывает и так, что вот видим мы красивую невесту, а «невеста»  — это означает, что девушка не ведала мужа. Любуемся ее белым платьем – символизирующим чистоту, невинность. А на самом деле у невесты уже было пять мужей. Ну и жених под стать. ЗАГС сам по себе не делает людей мужем и женой. Телесной близости недостаточно. Нужно нечто большее.

Таким образом, пытаясь доказать, что гражданский брак — это блуд, что безусловно верно, отец Андрей ни во что же ставит и государственный брак, считая, что для истинного брака непременно необходима близость супругов, а это уже неслыханная ересь!!!

Чтобы убедиться в том, что Церковь всегда признавала и считала браком засвидетельствованный государственной властью союз, приведем отрывок из творений свт. Амвросия Медиоланского, жившего в IV веке:

О строгом запрете второбрачия священства:

А что мне сказать о целомудренности, когда допускается только один союз и притом не повторяемый? Ибо уже в самом супружестве лежит закон неповторяемости его и воспрещения вступать в другой брак. Многим кажется странным, что второбрачие (iterati conjugii), (заключенное еще) до крещения, служит препятствием к избранию и рукоположению в священнослужители (ordinationis praerogativam), когда все грехи, раз они смыты крещением, не вменяются уже в вину человеку. Но мы должны знать, что крещением может быть прощена вина, но не может быть уничтожен закон. В супружестве же – не вина, а закон. То, что относится ко греху, это в крещении отпускается, но что касается закона, это не оставляется.

Из этих слов мы видим, что Церковь признает браком даже союз некрещеных супругов.

Ну, а словоблудие отца Андрея о необходимой духовной и телесной близости «будущих» супругов, вообще не выдерживает никакой критики.

О какой духовной близости могла идти речь, к примеру, когда людей против их воли вели под венец, или венчали незнакомых ранее юношей и девиц? Неужели, прожив в таком сожительстве всю свою жизнь, люди так и не становились мужем и женой?

Или отец Андрей считает духовной близостью опять же повторимся «будущих» супругов (ведь по мнению священника до этого момента они еще ими не являются), —  акт, сопровождающий зачатие детей по обоюдному согласию?

Что касается вопроса об отсутствии в браке телесной близости, то таким примеров можно привести массу, в частности из житий святых. Может отец Андрей и святого праведного Иоанна Кронштадтского сочтет не состоявшим в браке, раз тот ради Христа отказался от телесной близости с законной супругой?

Из слов иерея получается, что брак — это явление не одномоментное, а становится таковым только по мере вступления партнеров в «нечто большее», чем телесная близость.

Другими (простыми) словами, отец Андрей просто пудрит православным людям мозги.