2017 год. Портал «Богослов.ру» вновь поднимает тему внесения в святцы Русской Церкви монахини Марии Скобцовой

16.03.2017

Статья из Журнала «Благодатный огонь«

На сайте «Богослов.ру» живущая в Париже Ксения Кривошеина вновь поднимает вопрос о внесении в святцы Русской Правослвной Церкви монахиню Марию (Скобцову), канонизированную в 2004 году синодом Константинпольской патриархии (http://www.bogoslov.ru/text/5283710.html). К.Кривршеина пишет:

«Людей волнует вопрос о канонизации монахини Марии в Русской Православной Церкви. Не так давно я получила копию письма от большой группы верующих, в котором они выражают надежду на положительное решение Синода РПЦ о возможности введения имени матери Марии в святцы. Но, вероятно, этот животрепещущий вопрос нужно адресовать в Синодальную комиссию по канонизации святых. Сама я целиком поддерживаю эту инициативу. Надеюсь, что мученичество матери Марии, ее народное почитание, всемирная известность и доброжелательное отношение Церкви приведут к положительному решению вопроса».

Ксения Кривошеина приводит, в частности, мнение прот. Владимира Воробьева, ректора ПСТГУ:

«Протоиерей Владимир Воробьев подчеркивает, что есть одна сторона жизни монахини Марии (участие в партии эсеров, второе замужество, сомнительные с богословской точки зрения высказывания и т.д.), но канонизирована она не за эту сторону жизни, а за мученический подвиг».

Напомним, что в январе 2004 года Синод Константинопольского (стамбульского) Патриархата канонизировал монахиню Марию Скобцову, которая в конце Второй мировой войны, находясь в фашистском концлагере, согласно одной из версий ее гибели добровольно пошла в газовую камеру вместо одной женщины. В неообновленческих кругах и среди церковных либералов также было намерение добиться канонизации м. Марии Скобцовой и в РПЦ, однако, слава Богу, в святцах Русской Православной Церкви ее нет.

Отдавая должное самоотверженной кончине монахини Марии Скобцовой, не будем, однако, забывать, что, находясь в евлогианском расколе с Матерью-Церковью, монахиня Мария, перейдя под омофор Константинополя (Стамбула), связала свою судьбу с Церковью, которая тогда общалась с нашими обновленцами, а ныне усердно сотрудничает с всемирными ревнителями «европравославия».

скобцова2

на фото слева — направо: философ Бердяев, Скобцова с папиросой и болгарский экуменист о.Стефан Цанков

Монахиня Мария, вооруженная идеологией Бердяева, сочиняла весьма сомнительные трактаты («Типы религиозной жизни» и др.), в которых ярко проявляется открытая неприязнь к Православной Церкви, уничижаются традиционное святоотеческое Православие и аскетическая церковная практика. Не расставаясь никогда с папиросой, монахиня Мария воплощала в себе некую «нетрадиционную монашескую ориентацию» в сочетании с эсеровским революционным духом разрушения всех традиций Русской Православной Церкви (впоследствии она отчасти воодушевила неообновленцев на их революционные реформы в одном отдельно взятом приходе: http://www.blagogon.ru/biblio/416/).

скобцова3

на фото слева-направо: масон Джон Мотт — председатель Всемирного Совета Церквей, Скобцова и митр.Евлогий (Георгиевский)

Митрополит Евлогий (Георгиевский), постригший Е.Скобцову в монашество, позднее замечал, что

«ни левых политических симпатий, ни демагогической склонности влиять на людей она в монашестве не изжила» (в молодости она принадлежала к партии эсеров).

Канонизация в 2004 г. монахини Марии Скобцовой – это был очередной недружественный выпад Константинопольской (стамбульской) Патриархии против Русской Православной Церкви, ибо этим актом Константинопольский Патриарх Варфоломей пытался оправдать евлогианский раскол 30-х годов прошлого века и захват Константинопольским Патриархатом, вопреки церковным канонам, русской парижской архиепископии в самый трагический для Русской Церкви период ее истории. Напомним также, что самочинное отделение митрополита Евлогия от Матери-Церкви было осуждено в свое время Русской Православной Церковью как на Родине, так и за границей.

Естественно, что канонизация монахини Марии Скобцовой (одинаково ненавидевшей, судя по ее парижским публикациям, традиции как Зарубежной – «карловацкой», так и Русской Православной Церкви на родине – «так называемой “патриаршей церкви”», как выражалась монахиня Мария), была с восторгом воспринята кочетковцами и другими неообновленцами.

Разговоры о возможной канонизации монахини Марии начались несколько лет назад в околоцерковных и обновленческих изданиях: в парижской «Русской мысли» (творческими усилиями прот. Сергея Гаккеля – борца с т.н. «христианским антисемитизмом» в целом и с «антисемитским потенциалом Евангелия и богослужебных текстов» в частности) и в кочетковском журнале «Православная община» (не забудем, что писания монахини Марии стали основополагающим пособием по катехизации несчастных оглашаемых, попавших в общину отца Георгия Кочеткова).

скобцова

Журнал «Благодатный Огонь» неоднократно отмечал стремление обновленческих кругов видеть монахиню Марию Скобцову – своеобразное знамя интеллигентской борьбы с «закосневшей в средневековых догматах церковной структурой» – в святцах Русской Церкви и на иконах (вероятно, в клубах табачного дыма, валившего из монашеской келии монахини Марии).

Вот что писал в 2000 году о «творчестве» монахини Марии (Скобцовой) иеромонах Сергий (Рыбко):

«…Человек, вращаясь в миру, не может хранить душевного мира, необходимого для молитвенной жизни. И он не может сказать каких-то вещей о внутренней духовной жизни, поэтому-то все статьи матери Марии – о чем-то внешнем: о социальном положении Церкви, о социальном служении ближним, об истории современного момента, об «ущербности» традиционного православного благочестия. Звучат там и политические мотивы, критика в отношении ушедшей России… Видимо, тут сказалось еще и ее эсеровское прошлое. Понятно, что Императорская Россия не во всем была идеальной, но зачем плевать на Православную Россию и на Церковь в ней, которая была создана и хранилась усилиями многих подвижников, святителей, старцев, монахов, священников!.. Все это мать Мария отрицает, все перечеркивает, говорит, что все это было плохо, что революция и явилась результатом такой жизни Церкви Синодального периода.

Да, Церковь имела ошибки. Но мать Мария почему-то не вспоминает ни отца Иоанна Кронштадтского, ни Оптинских, ни Глинских старцев, ни преподобного Серафима Саровского, ни святителя Феофана, а святителя Игнатия вообще никогда не упоминает, видимо, он не был ей духовно близок. Больше она занята решением каких-то исторических вопросов, социальных проблем.

скобцова1

Нигде в сочинениях этой монахини не поднимаются аскетические вопросы. У матери Марии совсем другое понимание монашества. Вообще-то даже не совсем ясно, как она понимает монашество, потому что говорит то одно, то другое, а в жизни воплощает совсем третье. У нее не святоотеческое понимание монашества, а некое свое, экуменически-западное, очень похожее на католическое. Я уж не говорю о том, что мать Мария курила, что, на мой взгляд, никак не допустимо для православного монаха. Хотя, разумеется, это ее личный грех, она перед Богом даст отчет за него, – но она курила открыто, не стесняясь! Думаю, этим она больше соблазняла мирян, чем назидала.

Мать Мария превозносила роль интеллигенции в жизни Церкви и всегда сетовала, что интеллигенцию в Русской Церкви недооценивали, считала, что именно интеллигенция спасет Церковь. Сама она, видимо, относила себя к этаким монахам-интеллигентам, общалась с разными писателями, с учеными из русской эмиграции…

Монашество матери Марии – прéлестного свойства. Попав в Европу, увидев, что ее былая эсеровская деятельность не очень востребована, свою энергию она перенесла в Церковь: пыталась указать путь Церкви в России. В ее статье, обращенной к эмиграции, главный мотив был такой: эмиграция – это осколок Русской Церкви, который должен сохранить Церковь и указать путь Церкви в России. И когда большевиков прогонят, Россия обратится к нашему опыту, который мы тут должны воспитать, как в некоей теплице. Она была противником святоотеческого, традиционного православия, церковных правил и канонов. Из статьи матери Марии “Типы религиозной жизни” явствует ее пренебрежительное и язвительное отношение к церковнославянскому языку и вообще к православному богослужению, к Афону и Валааму, к старому календарному стилю в этих древних обителях, что роднит ее с обновленцами…

Из канонизации монахини Марии может последовать смешение понятий не только о монашестве, но и о православной духовности. Что такое святой человек? Это человек, путь жизни которого как бы освящен, это человек, который достиг святости личным подвигом. То есть его духовность, его путь к Богу являются примером для других людей, которые могут и должны последовать таким путем. И поскольку святые принадлежат своей эпохе, своему народу, то каждый век являет своих святых как ответ миру, как ответ нам, православным людям, как нужно спасаться – какими формами, какими путями надо идти к Богу в наших условиях, в наше время. Особенно поэтому ценен для нас путь святых, которые жили в близкое к нам время. И в качестве такой святой, с которой нужно брать пример, нам будет предлагаться мать Мария Скобцова: не надо молиться, не надо в храм ходить. Главное – что-то делать для кого-то, бегать, суетиться! В случае возможной канонизации матери Марии будет канонизирована прелесть…

В целом – монашество матери Марии Скобцовой вещь достаточно сомнительная. В монашеском облике матери Марии отсутствует самое главное – ее молитвенный подвиг. Его просто нет. Как мирянка, она была, может быть, праведной, но ее монашеский постриг, на мой взгляд, только внес сумбур» (http://www.blagogon.ru/articles/208/).

Будем надеяться, что наша Русская Церковь еще «не созрела» для «единодушной» канонизации м. Марии Скобцовой как выразителя разрушительной для Церкви «бердяево-эсеровской идеологии».


От редакции «Все ереси»:

По нашему мнению публикация на «Богослове.ру» тесно перекликается с недавним решение Священного Синода о включении в русские святцы западных святых. Доказательством нашего предположения может послужить интервью 2014 года, опубликованное на сайте «Православие.ру», с афонским иеромонахом Макарием Симонопетрским — автором своего собственного «Синаксаря», в который француз и выпускник Сорбонны включил по его собственному признанию «жития этих ранее неизвестных нам святых». Сегодня именно благодаря 25-летним трудам отца Макария мы узнаем о подробностях житий Патрика, Женевьевы, Блондины и прочих «новопрославленных» в Русской Церкви святых.

синаксарь

на фото: Экуменический Синаксарь иеромонаха Макария в 6-ти томах издательства Сретенского монастыря, 2011 год. (ссылка)

В интервью о.Макарий прямо заявляет о включении в свой Синаксарь «житий святых» еретиков-коптов:

«При помощи моих арабоязычных друзей, я также ввел в сборник некоторые арабские жития, представлены там и коптские святые. Что касается православных святых Запада, я включил в сборник сотни имен из этого многотысячного сонма – самых видных миссионеров, епископов, основателей монастырей и т.д. В нашу эпоху, когда общение значительно упростилось, ничто не препятствует ввести в общецерковный Синаксарь жития этих ранее неизвестных нам святых».

Вошли ли в Синаксарь современные святые, посвятившие себя идеалу социального служения, такие как мать Мария Скобцова?

– Да, в ХХ в. было много таких святых, которые занимались помощью бедным и т.п. добрыми делами. Но все-таки это не означает, что древний монашеский идеал безмолвия и непрестанной молитвы утратил свое значение сегодня. Поэтому я привожу житие матери Марии, но с примечанием, что некоторые ее высказывания о христианской жизни представляют лишь ее личный взгляд.

Как видим, почва для прославления лжемонахини в Русской Церкви давно готова. Осталось лишь дождаться очередного заседания Священного Синода.

сигов3

Кстати примечательно, кто интервьюирует французско-афонского монаха на Православии.ру (на фото).

сигов1

Это давно нам известный экуменист Константин Сигов (на фото правее митр. Илариона)— украинский филокатолик, директор Центра европейских гуманитарных исследований Национального университета «Киево-Могилянская академия» и модернистского издательства «Дух и Литера». Эти ребята с папистами рука об руку работают в одной связке уже много лет. К примеру, в начале 2000-х гг. в сотрудничестве с Украинским Католическим Университетом издательством «Дух и Литера» в православной серии «Свидетели правды» была выпущена хвалебная книга об известном деятеле политического католицизма — униатском митрополите Андрее Шептицком, писавшем о пользе унии, как средстве для «вырывания христианского востока из клещей схизмы», т.е. Православия.

Издательство «Дух и Литера» занято не только пропагандой унии. Много трудов оно полагает на издание книг по иудаизму и исследованию истории украинского еврейства, чему посвящен целый раздел сайта издательства.

3 Comments »

  1. Извините за опечатку в предыдущем комментарии. Правильно так: неизвестный любовник Скобцовой/Кузьминой-Караваевой, отец Гаяны, погиб не во Второй, а в Первой Мировой войне.

    Нравится

    • К авторам сайта: удалите, пожалуйста, этот краткий комментарий. У меня что-то зависло, и он выслался не вторым, а первым. Мой первый и полный комментарий к статье — ниже (его удалять не нужно).

      Нравится

  2. Насчет слов прот. Владимира Воробьева: «Есть одна сторона жизни монахини Марии (участие в партии эсеров, второе замужество, сомнительные с богословской точки зрения высказывания и т.д.), но канонизирована она не за эту сторону жизни, а за мученический подвиг».
    —————-
    1) В одной биографии матери Марии указан факт, что она не просто была дважды замужем, но и имела одного внебрачного ребенка, то есть прелюбодействовала.
    Уже будучи замужем за первым мужем Кузьминым-Караваевым, обиженная Александром Блоком, в которого была безнадежно влюблена, она «бежала от непонимания единственного любимого человека (Блока)… бежала от постылого мужа в свое имение в Анапу… Здесь на море… она даже как будто влюбилась в простого человека (фамилия не указана, погиб в Первой Мировой войне) и даже родила дочку, которую назвала экзотически Гаяной». Впоследствии уже в эмиграции — когда будущая мать Мария была замужем второй раз за Скобцовым — эта внебрачная дочь Гаяна стала убежденной коммунисткой, а в 1935 году вернулась в СССР.
    (И.И. Семашко, «100 великих женщин», М., изд-во «Вече», 2000 г., стр. 394-400).

    В этом случае требуется покаяние, которого мать Мария, судя по всему, не принесла, так как игнорировала аскетическую сторону Православия (в одной статье про нее на Вашем сайте написано свидетельство постригавшего ее митр. Евлогия Георгиевского, что у нее в монашестве не было даже келейного правила, на службы она ходила редко и не соблюдала посты).
    https://vseeresi.com/2017/01/27/2017-год-совместное-церковно-сектантско/

    2) Мученический подвиг сам по себе еще не дает никаких прав на канонизацию. Вспомним пример Оригена, который принял мученическую кончину за Христа, но канонизирован впоследствии не был именно за «сомнительные с богословской точки зрения высказывания».
    Кроме того, в биографии матери Марии, в указанном мной источнике, автор Семашко подвергает сомнению факт, будто в концлагере мать Мария, пожертвовав собой, отправилась в газовую камеру вместо одной девушки, с которой поменялась куртками и номером. Этот факт подвергается Семашко сомнению на основании того, что «ни один очевидец этого подвига монахини не подтвердил», это просто легенда.

    Нравится

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.