Эпиграф:

Вызывания демонов, поедание трупов и прочие жуткие ритуалы… Но мне нравится эта история тибетского старца, потому что она укрепляет меня в надежде на то, что никакая религия не способна убить в человеке зерно подлинно человеческого, посеянное в наши души Творцом. Никакая религия. В том числе и православие.

о. Савва (Мажуко). О христианском высокомерии // Православие и мир. 08.02.2013

dsc_0116

на фото: «апельсиновый» архимандрит Савва в слюнявчике

На смену анекдотическим рассказам  «Несвятых святых» епископа Тихона (Шевкунова), тонко балансирующим на грани кощунства, в 2016 году  светским издательством РИПОЛ классик в рубрике «Православный бестселлер» выпущена в свет новая умопомрачительная книга радикального белорусского модерниста, насельника Свято-Никольского монастыря в Гомеле архимандрита Саввы (Мажуко) с уже вполне кощунственным названием «Апельсиновые святые. Записки православного оптимиста». (Апельсиновые святые. М.: РИПОЛ классик, 2016. — 304 с.:  ил. — ().)

Книга не имеет разрешительного грифа Издательского Совета РПЦ МП, тем не менее уже бойко продается на православных книжных ярмарках.

savva

Видимо решив дать своему кощунственному, модернистскому  творению дополнительный рекламный ход, 25 января 2017 года автор представил книгу в униатском Культурном центре «Покровские ворота».  Презентация, которую не случайно вел бывший преподаватель разогнанных митрополитом Белорусским Павлом в 2014 году Белорусских экуменических Летних Богословских институтов Александр Филоненко (на фото — справа), который также является преподавателем высшего института религиозных наук св. Фомы Аквинского — филиала Папского Университета св. Фомы Аквинского, находящегося под управлением ордена доминиканцев, оттолкнулась от книги и далее разветвилась на множество тем.

«Апельсиновые святые» – это одно из эссе, вошедших в книгу. Начинается неожиданно для православного читателя:

«Печальная дама в сиреневом выплыла из ноябрьского тумана: – Батюшка, скажите что-нибудь хорошее. Такая тоска… – А-пель-син. – Издеваетесь? Да?»

А дальше о. Савва рассказывает, как обнаружил золотые «апельсиновые» нимбы в Часослове герцога Беррийского.

«Каждый святой – как маленькое золотое солнышко, священный и утешительный апельсин в разрезе», – это особый взгляд  о. Саввы на многие вещи.

В книге собраны эссе, проповеди и «непридуманные рассказы», в них автор размышляет о постах (например, «Счастливые постов не наблюдают»), о крещении детей, о смерти, о православных традициях.

Приведем некоторые цитаты из книги:

О ПОСТЕ:

У всецерковного поста есть ресурс единения, и более того, православные в дни тяжелых испытаний и трагических событий могли бы объединяться в постном подвиге с инославными и даже иноверцами. Не вижу здесь никаких канонических препятствий. Но думаю, что это бы способствовало взаимному пониманию и примирению между людьми…Современный устав церковных постов не работает. Скажу совсем крамольную вещь. Такового устава попросту нет. Он не существует. То, что мы читаем в Типиконе или в календаре, редакция одного из многочисленных монашеских уставов, я подчеркиваю два слова – «монашеских» (!), «многочисленных» (!)….На определенном этапе церковной истории активную и очень деятельную роль взяли на себя монастыри, и они с честью выполнили свою миссию. Мне кажется, что настало время мирянам отдать свой долг, заимствовав всё важное и ценное у предшественников и учителей, взять на себя активную роль в церковной жизни, созидать и трудиться, смело и дерзновенно продолжать дело своих наставников…То, что у нас нет мирянского устава поста вовсе не основание для дисциплинарного произвола. Наоборот, это импульс к церковному творчеству. Нам никак нельзя обойтись без всецерковного устава поста. С другой стороны, мы понимаем, что нынешняя организация поста не работает. Вывод простой: следует взять на себя труд канонического творчества. Кто возьмет на себя этот труд? Некий церковный орган, специально учрежденный иерархами. В него войдут не только профессиональные богословы и историки, но и люди, опытные в духовной жизни….Ведь церковная древность не знала таких строгих постов, как сейчас, особенно же для мирян. Нам всем известно, что Петров пост – это духовное упражнение для людей, которым не удалось понести Великий пост. Зачем же мне, великопостнику, держать еще и Петров пост? Рождественский пост и Успенский в древности соблюдали только монахи, и то некоторых монастырей, потому что у каждого монастыря был свой собственный и постный и богослужебный устав, и это абсолютно нормально. В Рождественский пост миряне постились лишь пять последних дней, а в остальные дни воздерживались лишь от мяса, вкушая молочные продукты. Было время, когда мирянам в Рождественский, Петров и Успенские посты разрешалось вкушать молочную пищу. Почему бы не вернуться к этой практике? Ведь пища стала другой, не правда ли? Вкушать рыбу, кальмаров, мидий и модные грибы – сегодня это роскошь, и не надо себя обманывать – это ведь жуткое уродство, тратить на еду во время поста больше, чем в непостное время.

О СУПРУЖЕСКОМ ВОЗДЕРЖАНИИ ВО ВРЕМЯ ПОСТА

Отдельный и весьма деликатный вопрос, требующий прояснения, вопрос, который мне, монаху, не следует и затрагивать, но мне, духовнику, никак не миновать – близость супругов во время поста.Если у батюшки «приступ благочестия», то лучше сразу разводиться и идти в монастырь. Люди хотят все делать правильно, «как положено», это естественное свойство хороших людей. Поэтому, мне кажется, необходимо найти правильный подход в решении этой проблемы, ясно понимая, что ее разрешения мы не найдем в канонических текстах, составленных, главным образом, монахами и безбрачным епископатом, а значит, потребуется творческое усилие современной канонической мысли, и этого не следует страшиться, потому что это усилие надо бы уже давно пробудить и взяться за решение накопившихся за тысячелетия церковных проблем. А если честно – просто тяжело смотреть, как мучаются люди, тем более, что есть простые и вполне доступные механизмы решения этого вопроса. Друзья мои, в нашей жизни и так много боли, страданий и сложностей, зачем мы еще и в церкви сами себе создаем искусственные трудности?

О КОШКАХ:

o-r

«Кошки – беспредельщики, поэтому кошатники – это особые люди, уважающие свободу и всегда готовые к неожиданностям», – говорит архимандрит.

На презентации о.Савва поведал, что в своей обители он занимается не только кошками: в монастырской библиотеке оборудована микростудия, откуда уже 5 лет еженедельно транслируется программа «Свет невечерний» для телеканала «Союз»; открыт монастырский видеоканал на Youtube; работает библейская студия для подростков, где ставятся спектакли; проводятся семейные вечера с чтением вслух и совместные певческие встречи «Рождественские колыбельные».

о.Савва: «Мы пытаемся епископа раскрутить, чтобы он спел с нами колыбельную».

И это еще не все – в Гомеле о. Савва ведет клуб «Круг чтения», где обсуждаются разные книги: и любимых им Р. Брэдбери и Дж. Сэлинджера (о. Савва готов поддержать беседу о них по-английски), и русскую классику, и «Божественную комедию». Единственное условие участия – прочесть книгу. На вечере Данте зал библиотеки был переполнен – и это изумило и обрадовало самого о. Савву.

О БРЮСЕ УИЛЛИСЕ

«Я вообще много чего люблю, – признается он. – Сейчас это может быть преп. Серафим Саровский, а завтра – Брюс Уиллис, его могу процитировать».

ОБ ОСУЖДЕННОМ ЗА ЕРЕТИЧЕСКОЕ УЧЕНИЕ О.СЕРГИИ БУЛГАКОВЕ

Справка:

Булгаков Сергей Николаевич, прот. (1871-1944). Основатель ереси софицианства — учение о Софии как предвечной «идее» твари, связующей ее с Божеством. Это учение было осуждено РПЦ МП. Б. высказывает убеждения, что сотворение мира и человека относится к высшему духовному плану бытия, к метаистории, и поэтому не может противоречить эволюционной концепции о происхождении человека от обезьяны. «На путях развития жизни на нашей планете, — писал Б. — филогенетической лестнице человека появляется животный вид homo sapiens, а в нем особь, способная и достойная сделаться вместилищем человеческого духа, послужить для его воплощения… Это прекрасное животное, в своей форме уже предображающее человека, принимает от Бога человеческий дух и просветляется им. Из совершенного животного через этот акт, уже превышающий бытие органического мира и потому не поддающийся какому бы то ни было эмпирическому наблюдению и истолкованию, возникает совершенный, т.е. соответствующий творческому замыслу человек, несущий в себе задачу и потенцию очеловечения мира».

Но на вопрос А. Филоненко о «главной любви» о. Савва отвечает не задумываясь – это о. Сергий Булгаков.

Встречу с ним можно было бы назвать случайной: выбирая тему для диссертации, о. Савва искал книжку «потоньше», и у него в руках оказалась книга о. Сергия о Евхаристии. «Тут я попал в капкан», – вспоминает он, перечитавший и изучивший все наследие о. Сергия. В книге «Апельсиновые святые» есть специальный раздел, посвященный ему.

«Я благодарю Бога, что мы встретились. Кажется, этот непрочитанный, непонятый еще глубокий мыслитель оставлен нашей Церкви впрок. Возможно, некоторые претензии к нему связаны с непониманием. А он не очень трудился над тем, чтобы быть понятым».

Но это не мешает о. Савве, который говорит:

«Моя мечта – дожить до канонизации о. Сергия».

О ЕРЕТИЧЕСТВУЮЩЕМ МИТРОПОЛИТЕ АНТОНИИ СУРОЖСКОМ

О. Сергий Булгаков помог о. Савве «встретиться» с митрополитом Сурожским Антонием – посвященная ему мобильная выставка недавно прошла в Гомеле. О. Сергий стоял у истоков богословия митрополита Антония, считает архимандрит. По его словам, выставка имеет особое значение для Белоруссии, которая отличается «сильной инерцией атеизма».

Многим посетителям выставка помогла пересмотреть стереотипный взгляд на епископа:

«Епископ – это  нечто иконное, статичное. А оказалось, что епископ – человек, да еще и самый выдающийся богослов современности, который говорил о Боге очень лично и поэтично и смог этим поделиться», – говорит о. Савва.


Надо сказать, что и сам о. Савва – «нетипичный» монах: он кого только ни читает (например, любит Фейербаха, потому что «полезно иногда устраивать внутреннее землетрясение»), что только не слушает и не смотрит (Стинга и «Молодого папу», например). А бывают ли «типичные», спросили его? После пострига о. Саввы прошло уже 22 года, и он утверждает, что все монахи – абсолютно разные, тем более – в Русской Православной Церкви. По его мнению, монахи – «это люди, впадающие в детство, отращивая бороду», они как дети в песочнице – сами разберутся, «лучше не вмешиваться» и не выносить на суд широкой общественности «Исповедь послушницы» и подобную публицистику.

«Ближайшие 150 лет должен быть мораторий: не трогайте монахов, и тогда они вам выдадут старцев», – пообещал архимандрит.

Видимо таковым «младостарцем», отрастившим бороду и впавшим в детство, а заодно и в еретический маразм, считает себя и сам архимандрит Савва.