20 октября 2016 года известный нравственный извращенец и аморалист протоиерей Алексий Уминский посетил Санкт-Петербургскую духовную академию, где совместно с главным редактором модернистского издательства «Никея» Владимиром Лучаниновым, петербургским представителем издательства Анной Ершовой и заместителем председателя епархиального отдела религиозного образования и катехизации, ответственным секретарем епархиального совета по культуре — экуменистом и лжемиссионером иереем Илией Макаровым — участником так называемых «миссионерских» и «мультимедийных литургий», представил свою новую книгу «Ребенок в семье и Церкви. Как не навредить детской вере».

Также в ходе встречи состоялось обсуждение сборника «Душа вашего подростка. Гид-антистресс для родителей», уже изданного и одобренного Издательским Советом РПЦ. Авторы: Казанская Валентина Георгиевна, Священник Петр Коломейцев, Дмитриевский Петр Витальевич. О чем эта книга? Судите сами:

Странно, не правда ли, что всё это пишет православный священник — отец Петр Коломейцев? Этот ученый муж нам хорошо известен еще с далекого 1994 года, когда он вкупе с известнейшим обновленцем и меневцем о. Александром Борисовым, настоятелем Космодемьяновской церкви в Шубино, освящал редакцию скандально известной желто-прессовой газетёнки «Московский Комсомолец». Приведем свидетельство об этом наверное уже давно всеми забытом, но вопиющем беззаконии,  московского священника о. Александра Шаргунова, озвученное им на Богословской конференции в ноябре 1994 года:

…Я хотел бы сказать о другом. О факте освящения редакции газеты “Московский комсомолец” и приложения “О’кей” священниками Александром Борисовым и Петром Коломейцевым. Как и полагается, на первой полосе фотография, извещающая читателей об этом событии, сопровождается рекламой видеофаксов с картинкой соответствующей, а также с приглашением вступать в школу, первую в Москве, эротического танца, и приложение “О’кей”, состоящее из бесчисленных гомосексуалистских и прочих самых развратных объявлений с предложением себя желающим. То есть растление, которое по степени уничтожения человеческой личности действительно можно сравнить только с людоедством, в этой газете предлагается. Я хочу спросить о. Александра Борисова и всех просвещенных наших богословов, всех здесь присутствующих: кто из христиан может объяснить, что это значит? Это можно было бы сравнить с освящением публичного дома, никак не менее. По какому праву совершается это кощунство? Каким образом то, что куплено Христовою Кровию, предается такому глумлению? Вот эти священнослужители все время ратуют о понятии Церкви, говорят о недостатках культуры проповедничества. Мы не говорим, что Церковь в этом не нуждается, но, как замечательно сказал один богослов: я удивляюсь до какой глубины может достигать поверхностность. То есть отсутствие предстояния личности личному Богу порой не вредит эрудиции, а даже способствует ей. Это перед нами пример уж такой антихристианской проповеди, которой больше быть не может. Не может быть большей дискредитации Церкви в глазах народа, чем такие поступки. 

Публикуется по изд.: Единство Церкви: Богословская конференция 15-16 ноября 1994 г. М.: Издательство Православного Свято-Тихоновского богословского института, 1996. СС. 75-76

Третьей представленной на встрече стала книга, ранее не издававшихся бесед еще одного аморалиста митрополита Антония Сурожского «Красота и уродство». К теме уродства (именно физического уродства) почивший митрополит был явно неравнодушен. Точнее сказать, он при всем своем разглагольствовании о любви к ближнему, уродов явно недолюбливал и даже благословлял их убийство в утробе матери:

«Когда зачинается ребенок, который не может родиться, который будет уродом, который будет чудовищем, — да, в таком случае аборт допустим». (стр.506-507 (Митрополит Сурожский Антоний. Труды. М.: «Практика», 2002 — 1080 с., 51 илл. Книга издана при содействии Института «Открытое Общество» (Фонд Сороса) Ред. Совет А.И. Шмаина — Великанова епископ Керченский Иларион (Алфеев) перевод А.И. Кырлежев)

Также митрополит вполне так себе нормально относился к контрацепции:

«Если контрацепция не соединяется с попыткой ложных, нецеломудренных человеческих отношений между мужем и женой, а связана с тем, чтобы не создать возможность уродливой жизни для невинного ребенка, который не виноват ни в чем, то контрацепция справедлива, она законна». (там же стр.508)

пинкфлойд4

Но вернемся теперь к главному действующему лицу модернистской акции по растлению семьи и умов в среде будущих священнослужителей.

Размышляя о браке, отец Алексий опроверг распространенное мнение, будто в прошлые века были прекрасные крепкие семьи: брак до середины XX века был в большей степени общественной институцией, чем личностными отношениями двух людей (!!!). Характерно, что в литературе прошлого практически не описывались отношения любви в браке. Житие Петра и Февронии — одно из немногих исключений, там хотя бы немного говорится о любви, об отношениях мужа и жены.

«Только в XX веке браки стали совершаться по любви — это великое достижение XX века (!!!), — отметил он. — Это нанесло урон крепости брачного союза, но главное в этом союзе вдруг вышло на первое место — прежде всего это союз любви, о чем говорит нам чинопоследование венчания. В его основе — не общественные и экономические отношения, не родовые связи, как это было раньше, а именно личностные отношения любви и ответственности. Именно поэтому браки такие ненадежные сейчас, ведь они строятся только на человеческих отношениях, а вся общественная структура, которая поддерживала брак законодательно и на бытовом уровне, больше не работает. Этим отношениям любви и ответственности никто не научит. Только романтическая литература начала говорить об этом, но Церковь об этом практически ничего не говорит, у нас нет богословия семьи, оно до сих пор не родилось».

«Созревание в любви невозможно без физического созревания человека (!!!), — отметил протоиерей Алексий Уминский. — Человек взрослеет, в том числе созревает сексуально, и тогда возникает возможность полноты любви. Любовь для человека — не только эмоция, она должна быть подкреплена телесностью. В этом смысле человеческая сексуальность — нормальное явление. Искаженная грехопадением человеческая природа исправляется жизнью во Христе. Церковь настаивает на целомудренных отношениях — в семье это означает не воздержание, а бережное, трепетное, ласковое отношение к любимому. В христианском браке не должно быть грубости, зверства. В Церкви сфера сексуальных отношений в браке до сих пор воспринимается как запретная, она сводится к необходимости продолжения рода, но тогда получается, что сексуальность человека ничем не отличается от сексуальности животных. Но мужчина и женщина — это не просто биологические особи. Господь замышляет человечество как Церковь, поэтому мы называем Церковь семьей, а семью — Церковью. Главное в браке — не размножение как таковое, а умножение любви как умножение Церкви. Соитие мужчины и женщины в браке — это отношения высочайшего проявления нежности и любви (!!!). Образ Божий в человеке — это не душа человека, а весь человек, и его тело в том числе. Если бы тело не было отражением образа Божия в человеке, Христос бы не вочеловечился. Поэтому сексуальные отношения — творческие, созидающие любовь. Они делают людей настолько близкими и неделимыми, что они друг без друга дня прожить не могут«.

пинкфлойд2

тема действительно «веселенькая», но студенты СПбДА всё-таки пока ещё  немного смущены