на фото: Престол (второй) вынесен в центр храма.  Первый — настоящий — уже не нужен. Сиротствует в алтаре. Естественно, никтоже может двум престолам служити. Либо единому служит, а второму стоит задом, либо второму лицом, а к первому задом.

24 июля 2016 года Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл совершил Божественную литургию в московском храме в честь иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость» (Преображения Господня) на Большой Ордынке. За богослужением были вознесены молитвы о чествуемом в тот день настоятеле храма митрополите Волоколамском Иларионе (Алфееве) в связи с 50-летием со дня его рождения.

Данное событие послужило поводом для коренной ломки православной богослужебной традиции служения Божественной Литургии, так как в центр храма по примеру обновленцев-живоцерковников 20-х гг. XX века, а также католических модернистов эпохи Второго Ватиканского собора были вынесены вторые Престол и Жертвенник (соответственно первые при этом продолжали находиться в алтаре).

В качестве предисловия к оценке данного беззакония приведем

Ответы Святейшего Патриарха Алексия II на московском епархиальном собрании 23 декабря 1994 года:

%d0%bf%d1%80%d0%b5%d1%81%d1%82%d0%be%d0%bb2016-4

на фото: церковный обновленец о. Г. Кочетков  (справа на переднем плане) на Патриаршем богослужении в Новодевичьем монастыре, 7.07.2016 г.

Мы будем требовать в Москве, чтобы никаких самовольных изменений богослужения не было и быть не могло. Это должно осуществляться соборным разумом, а не «ветром головы своея», каждым священником. Это надо осмысленно делать, и дай Бог нам усвоить тысячелетний опыт Русской Православной Церкви, а не призывать нас все время к обновленческой практике, не выставлять епископа Антонина Грановского как пример. Это – идеолог «Живой церкви» в самый грозный период Русской Православной Церкви. И, когда трудно, появляются и грановские, и кочетковы, и другие лица, которые хотят расшатать и увести верующих от Церкви, от живой жизни в Церкви, поставить под сомнение величайшее таинство Святой Евхаристии или вынести престолы на середину храма. Второй Ватиканский Собор тоже принял постановление вынести престол на середину храма.

на фото: обычный католический костел с тремя престолами: первый у стены традиционный (на нем уже не служат) и два новых (дань решениям Второго Ватиканского собора), чтобы служить лицом к народу, причем последний (миссионерский) вынесен из алтаря

Я видел много таких храмов, где великолепные запрестольные образа вроде иконостаса были унесены и глыба каменная была поставлена на середину храма. Мотивировалось это тем, что молодежь тогда придет. Римо-католическая церковь после Второго Ватиканского Собора отказалась от пышных облачений: церковь обвиняли, что она церковь богатства и роскоши. И доходило иногда до такого, когда священники даже не одевали никаких священных одежд, а поясок вместо них, и совершали так мессу. Это что, прибавило молодежи в церкви? Не прибавило. И Русская Православная Церковь прошла через трудности, через все испытания, которые ей на ее долю выпали, соблюдая и твердо оберегая нашу церковную традицию.

Я еще раз вернусь к книге «Побелевшие нивы». Действительно, она носит антиправославный характер, и когда это исходит от православного священника, я не могу поверить, что это писал православный священник. Видимо, здесь есть доля правды, что это написано протестантом, его супругой, матушкой, если ее можно так назвать. Потому что здесь весь баптистский, протестантский арсенал: и скамейки в храме заводите, и не называйте отцами друг друга, а братьями, и выступление очень веское против монашества, грубое выступление, выступление против таинств, предложения вынести престол на середину, храмы созидать без алтарной перегородки, без иконостаса. Это все чисто протестантская, баптистская тенденция. И когда это исходит от священника, который себя именует православным, то эта книга не приносит пользы, а только вред Православию. И мы рассматриваем издание этой книги, с такой еще тенденциозной обложкой, где изображен священник Кочетков, как удар по Православию.

%d0%bf%d1%80%d0%b5%d1%81%d1%82%d0%be%d0%bb2016-2

на фото: митр. Иларион совершает проскомидию прям посреди храма, слева на стекле  иконы отразился управляющий все этим беззаконием БЕС

%d0%bf%d1%80%d0%b5%d1%81%d1%82%d0%be%d0%bb2016-3

на фото: патр. Кирилл восседает на амвоне (вместо Горнего места в алтаре). 

Если религиозное сознание православных верующих привыкло окружать особым благоговением то место, где совершается величайшее из таинств – святая Евхаристия, то реформаторы-обновленцы 1920-х гг. требовали открыть алтарь и даже перенести престол из алтаря на середину храма, чтобы действия священника были видны молящимся. Именно так и совершал богослужения, в частности, епископ Антонин (Грановский) в Заиконоспасском монастыре, выдвинув престол из алтаря на солею. На «соборе» Союза «Церковное возрождение» Антонин говорил:

«Народ также требует, чтобы он мог созерцать, видеть то, что делает священник в алтаре во время богослужения. Народу хочется не только слышать голос, но и видеть действия священника. Союз “Церковное возрождение” дает ему требуемое» (Труды первого Всероссийского съезда или Собора Союза «Церковное возрождение». М., 1925, с. 25).

Антонин (Грановский) рассказывал, как он предлагал в 1924 году верующим похлопотать у власти открытие одного храма, но с условием: принять русский язык и открыть алтарь. Верующие обратились за советом к Патриарху Тихону. Святейший Тихон ответил: пусть лучше церковь провалится, а на этих условиях не берите.

Антонин говорил по поводу высказывания Патриарха Тихона:

«Посмотрите на сектантов всех толков. Никто не устраивает в своих молельнях скворечников. Все католичество, вся реформация держит алтари отгороженными, но открытыми. Вот эти два наших приобретения: русский язык и открытый алтарь представляют два наших разительных отличия от старого церковного уклада. Они так претят Тихону, то есть поповству, что он рад, чтобы такие церкви провалились».

В 1922 г. другой обновленческий деятель о. Иоанн Егоров также самочинно реформировал традиционное богослужение аналогично епископу Антонину: перешел на русский язык и перенес престол из алтаря на середину храма.

Неообновленцы конца 1990-х гг. разделяли мнение своих духовных предшественников начала ХХ века. Так, например, священник А.Борисов в своей книге «Побелевшие нивы» писал:

«Когда-то, в 20-е годы, смелый реформатор епископ Антонин Грановский пытался ввести служение литургии с престолом, поставленным посередине храма, с чтением вслух всем народом евхаристических молитв. Тогда это вызвало насмешки церковных снобов. Но может быть, это не так уж и смешно? Быть может, пройдет какое-то время, и наши потомки будут недоумевать, как могло случиться, что… миллионы христиан на много веков были отгорожены иконостасом… Очевидно настало время подумать о том, не будет ли служение литургии, подобное возобновленному епископом Антонином, способствовать более полному и сознательному участию всех находящихся в храме в Евхаристии» (с. 175–176).

Таким образом, возмутительное служение Патриархом литургии на вынесенном на середину храма престоле повторяет практику обновленцев начала ХХ века и приближает литургию к католической практике служения мессы, что особенно знаменательно на фоне прошедшей недавно «исторической встречи» с понтификом.

По материалам журнала Благодатный огонь и ЖЖ Православного японского обряда