В Мюнхене с 30 июня по 2 июля 2016 года проходил Конгресс межконфессионального христианского сообщества «Христианские общины и движения. Вместе для Европы», который собрал 1700 экуменистов из двухсот псевдохристианских общин и движений из 40 стран. От Русской Православной Церкви на совет нечестивых прибыл заштатный священник Георгий Кочетков, основатель и духовный попечитель внутрицерковной секты — Преображенского братства и по совместительству ректор филиала секты — Свято-Филаретовского православно-христианского института, который выступил с докладом «об опыте христианских движений в России», а правильнее сказать об опыте собственной сектантской структуры:

Наше Преображенское братство (оно же – Содружество малых православных братств) появилось 26 лет назад. Вопрос о диалоге с христианами других исповеданий, и через него – о достижении единства, всегда принадлежал для нас к числу приоритетных.

Во многом мы уже могли опираться на опыт Российской православной церкви конца XIX века, когда появился целый ряд крупных инициатив по движению к единству с другими церквами – с восточными (армянской и несторианскими), с англиканской и со старокатоликами. Это было стремлением именно к единству, а не просто к диалогу. После атеистической революции 1917 года эти инициативы были разрушены, хотя в сознании людей все-таки до сих пор кое-что сохранилось.

К тому же подчеркну, что вопрос христианского единства в нашей стране был по существу решён еще во времена ГУЛАГа, т.е. во времена особенно жестоких гонений на церковь со стороны советской власти. В советских концлагерях страдания были таковы, что заключенные не спрашивали, кто к какой конфессии принадлежит. Там сам диалог жизни и ради жизни совершенно явно способствовал взаимному примирению и братству, в том числе межконфессиональному. Пережившие сталинские лагеря люди потом часто рассказывали об этом.

Приходя к Богу, ещё во второй половине 1960-х годов, лично я был вынужден думать об этом не теоретическим, а сугубо практическим образом – потому что мне тогда надо было выбрать, к какой христианской конфессии принадлежать. И вот, ещё в последнем классе школы и позже в институте, я со своими друзьями ходил по храмам разных конфессий – по всем, какие мы только могли найти в Москве. По очень важным для меня внутренним критериям я выбрал Православие. Однако и после этого у меня сохранилось не просто уважение, но и огромный интерес и любовь ко всем христианским конфессиям, признание их достоинства. Мы все верим в единую церковь, в una sancta, но было ясно с самого начала, что эта единая Христова церковь не умещается лишь в её административные и даже канонические границы.

Далее докладчик поведал новые подробности из житий «экуменических святых»:

Лично мне особенно повезло. Почти с самого начала своей духовной христианской жизни я был знаком с людьми из старого общинного движения, основанного святыми московскими священниками Алексием и Сергием Мечёвыми. О. Алексий был духовным наставником Н.А. Бердяева, а его сын о. Сергий стал мучеником. Этот круг, безусловно, был, как бы сейчас его назвали, экуменическим, т.е. открытым к дружескому общению с инославными христианами. Мы об этом прямо никогда не говорили, но мы учились на примере старших. Из этого источника нами также была воспринята традиция открытости, в том числе межконфессиональной.

А также о своих учителях из числа «подвижников благочестия»:

Одним из тех, у кого мы тогда учились, был архимандрит Таврион (Батозский), великий святой старец нашей церкви, который провел в ссылках и лагерях более 20 лет. Он, будучи очень простым человеком с Украины, не окончившим никаких духовных учебных заведений, но прошедшим много мук и страданий в ГУЛАГе, до конца своей жизни выстраивал отношения любви как между православными, которые во множестве приезжали к нему в монастырь в Латвии, где он провел последние годы жизни, так и с неправославными христианами. Неслучайно у него в храме открыто стояла подаренная ему католиками статуя Иисуса с горящим сердцем.

Другой наш учитель из тех же 70-х годов – московский протоиерей Всеволод Шпиллер, в юности боровшийся в рядах Белой армии с большевиками. Я помню, как он принимал группу баптистов, которые стали приходить в его храм, потому что заинтересовались православием. Отец Всеволод сказал им: приходите и, если желаете, совершайте общую с нами молитву. А мы с ними общались и вне храма, встречались, свидетельствовали друг другу о своём опыте. Я как-то спросил о. Всеволода, можно ли за них молиться на литургии, за проскомидией, писать заздравную записку? Он сказал: «Вообще-то у нас это не очень принято, но я вам благословляю». И это благословение отца Всеволода я исполняю уже более 40 лет.

мюнхен2016

В конгрессе приняли участие ведущие эксперты по межконфессиональному диалогу, а также лидеры крупнейших экуменических движений и международных организаций, такие как генеральный секретарь Всемирного совета церквей пастор Олав Фикс Твейт, президент движения Фоколяров Мария Воче, президент Общины святого Эгидия Марко Импальяццо, ее основатель Андреа Риккарди, профессор Йельского университета Мирослав Вольф, митрополит Серафим Жоантэ (Румынская православная церковь), епископ Серафим (Сигрист) (Американская православная церковь), один из пионеров движения «Вместе для Европы» священник Христофор д’Алоизио из Бельгии (Константинопольский патриархат). Были представлены видеоприветствия папы Франциска и Константинопольского патриарха Варфоломея.

Конгресс проходил под эгидой ЕВРОСОДОМА — ЮНЕСКО, Совета Европы, Европейской комиссии и Европарламента.

В первый день работы конгресса прошло девятнадцать круглых столов, где были представлены сообщения об опыте жизни христианских общин и осуществленных ими проектах, а также звучали личные свидетельства участников. На одном их них обсуждался вопрос о напряжениях, нередко возникающих между институциональными церковными структурами и неформальными движениями и общинами. Говоря о месте общин в жизни церкви, Франц Цееб, советник Евангелической церкви Германии, заметил, что они «могут нести служение “переводчиков”, поскольку владеют и языком современного мира, и языком веры, на котором говорит церковь».

мюнхен2016-2

на фото: Пастор Томас Рёмер (ИМКА Мюнхен, Евангелическо-лютеранская церковь Баварии); епископ Генрих Бедфорд-Штром, председатель совета Евангелической церкви Германии (слева); Кардинал Рейнхард Маркс, представитель Конференции католических епископов Германии (справа)

Христианские общины и движения могут объединить поляризованное европейское общество, считает председатель совета Евангелической церкви Германии епископ Генрих Бедфорд-Штром.

«Христианское единство открывает перед церквами перспективы более богатые, чем мы можем себе представить», – сказал он.

Кардинал Рейнхард Маркс, представитель Конференции католических епископов Германии, подчеркнул, что условие такого единства – совершенное примирение христиан, добавив, что источник силы, которой достигается это примирение – глубокая встреча:

«Другой человек дает нам силы и помогает достигать взаимного понимания».

«Пока мы не разрешим самые насущные для Европы проблемы, они будут обгонять нас, – сказал Герхард Просс, председатель оргкомитета конгресса, бывший генеральный секретарь ИМКА в Германии. – Европейцы должны научиться жить вместе».

Пятнадцатилетний «опыт диалога многообразных христианских общин и движений, нацеленного на созидание единого сообщества, очень обогатил нас», сказал он, имея в виду христианское движение «Вместе для Европы», которое организовало нынешний конгресс в Мюнхене.

мюнхен1111

«В опыте взаимного обогащения и примирения вы важные форпосты», – сказал кардинал Вальтер Каспер (на фото), бывший председатель Папского совета по содействию христианскому единству, обращаясь к участникам форума. Он озвучил прогноз, что в обозримом будущем между Евангелической и Католической церквами будет достигнут консенсус по доктринам о церкви, служении и евхаристии.

мюнхен2016-1

Второй день конгресса был посвящен обсуждению общественного и политического значения духовных движений в Европе. На пленарном заседании и семнадцати круглых столах встретились представители христианских общин, политики, официальные церковные спикеры, работники экономической и социальной сферы.

Конгресс завершился на Карлсплатц – одной из крупнейших площадей Мюнхена, где христиане разных конфессий из 32 стран и 200 движений и общин приняли участие в символической акции, призванной засвидетельствовать о стремлении церкви к единству и примирению, и в зажигательной трехчасовой дискотеке под клубную музыку.