По сообщению униатского информагентства «Благовест-инфо» дискуссия на тему «Кубинская декларация: контекст и перспективы» состоялась 28 марта 2016 года в католическом униатском Культурном центре «Покровские ворота». Своими соображениями о восприятии в православной и католической среде встречи Папы Римского и Патриарха Московского, о значении этой встречи с многочисленными слушателями делились протоиерей Валентин Асмус, патролог, византолог, настоятель храма Покрова Пресвятой Богородицы в Красном селе, доцент Московской духовной академии и католический священник-иезуит Томас Гарсиа Уидобро Ривас, директор католического Института святого Фомы в Москве, находящегося под патронажем ордена иезуитов. Модераторами дискуссии стали сотрудница издательского совета РПЦ журналист Ксения Лученко и директор КЦ «Покровские ворота» Жан-Франсуа Тири, который и предложил обсудить итоги гаванской встречи не по горячим следам, а спустя полтора месяца, когда первые впечатления несколько улеглись.

Прежде, чем перейти к изложению шокирующего материала дискуссии, следует сказать, что отец Валентин Асмус некогда слыл довольно консервативным священником и даже борцом за чистоту православия. Известны его статьи против кочетковщины, антикураевская полемика, против нравственного монизма и заблуждений свщмч. архиеп. Илариона Троицкого,  против  «сомнительных богословских трудов» ныне канонизированной Константинополем в лике мучениц монахини Марии (Скобцовой) и другие. Однако еретический бес видимо не смотрит на объем и количество богословских трудов, а «прельщает аще возможно, и избранных», в чем мы сейчас с вами, уважаемый читатель, и убедимся: 

«Встреча Папы и Патриарха была громко преподнесена в СМИ как важное историческое событие, ее комментировали, в основном, в политическом, дипломатическом контексте», — начала беседу К. Лученко. А как восприняли эту встречу верующие?

%d1%82%d0%be%d0%bc%d0%b0%d1%81-%d0%b3%d0%b0%d1%80%d1%81%d0%b8%d1%8f

По словам о. Фомы Гарсиа, первой реакцией в католическом мире было

«утешение и даже восторг от того, что это наконец-то свершилось и притом – без всяких условий». «Это говорит о том, что эта встреча была от Бога», — добавил священник. Позже пришло более «реалистическое понимание» того, что это была, как пояснил Папа Франциск, пастырская, духовная встреча, а не идеологическая. Первая восторженность уступила место пониманию того, что «не нужно возлагать (на подобные встречи — прим. ред.) каких-то особых ожиданий. Совершилось – и слава Богу. Это открывает возможность новых встреч», сказал о. Фома.

С православной стороны положительные отклики, безусловно, были, но громче всего звучала негативная реакция, продолжил о. Валентин. По его словам, те православные, кто не приемлет результатов гаванской встречи, стоят

«на нереалистической позиции, они не вдумываются в слова совместной декларации, они считают, что это чуть ли не объединение Церквей или заявление о скором грядущем объединении». «К сожалению, многие были заранее настроены на неприятие – и сразу активизировались нетрезвые и крайние умы, стали распространять в интернете фальшивки», — отметил протоиерей.

К. Лученко добавила, что враждебная по отношению к католикам реакция основана, в первую очередь, на невежественном представлении о Католической Церкви – «на уровне XIX века или мифов коллективного бессознательного».

«Эта реакция показывает, что мы плохо знаем друг друга – как православные, так и католики», — полагает журналист.

  • Какие ошибочные представления более всего препятствуют православно-католическому диалогу?

По мнению о. Валентина, многие православные «воспринимают Католическую Церковь в одном ряду со всеми неправославными церквами, но это не так». Например, древние восточные христианские исповедания «нам очень близки», хотя они отошли от единства Церкви гораздо раньше Великой схизмы 1054 г. А многие современные протестантские организации «так далеко отошли от христианской традиции, что даже человеческий диалог с ними затруднителен, не говоря о христианском». Он сказал, что Католическая Церковь –

«самая близкая Церковь из всех христианских конфессий, именно поэтому так болезненно воспринимается наше разделение».

Вопрос о примате Папы Римского является важным камнем преткновения в богословском диалоге католиков и православных, это все признают. Но Католическая Церковь развивается, и после II Ватиканского собора «мы улучшались в понимании роли Папы», отметил о. Фома. В целом же, в богословском диалоге речь не должна идти о каких-то уступках,

«нам не нужно торговаться», но вместе «приближаться к Истине, которая – одна», сказал он.

  • Те из православных, кто враждебно относится к католикам, любят цитировать соответствующие высказывания православных святых. Как с этим быть, ведь нельзя просто игнорировать их?

Этот вопрос был адресован о. Валентину.

«Есть учение Церкви, а есть его понимание разными людьми, — начал он издалека. – О католичестве высказывались самые разные мнения, в том числе – весьма положительные. Мы просто не учитываем всей суммы воззрений на католичество… Противостояние православных и католиков – это не нечто неизменное, в истории были примеры замечательного сотрудничества… Например, святитель Филарет (Дроздов) относился к католикам с уважением до такой степени, что благословил на проскомидии поминать тех католиков (!!!), которые не были врагами Православной Церкви. Он считал, что Вселенский собор невозможен без участия Католической Церкви».

Участники встречи также прокомментировали Гаванскую декларацию, подписанную Патриархом Кириллом и Папой Франциском. «Защита христиан на Ближнем Востоке – это самое главное в документе», — отметил о. Фома. Он подчеркнул, что декларация имела большой международный резонанс, и не исключил, что она во многом повлияла на признание Конгрессом США факта геноцида христиан на Ближнем Востоке.

В свою очередь, о. Валентин полагает, что отказ от обсуждения богословских вопросов во время Гаванской встречи вовсе не умаляет значения итогового документа, который «показывает всему миру чрезвычайную важность сотрудничества Православной и Католической Церквей». Он согласен, что защита христиан в горящих регионах планеты — это центральная тема декларации, но отмечает также в ней общий взгляд на «падение нравственности во всем мире».

«Когда наш Патриарх будет выступать перед законодателями, его позиция усиливается, потому что он теперь может сослаться на Папу Римского», — и такой эффект может иметь декларация, считает протоиерей.

  • Как известно, о встрече в Гаване не было известно заранее, готовилась она втайне. Какую роль сыграл «фактор внезапности»?

«Скорее положительную, — ответил на вопрос Ж.-Ф. Тири о. Валентин. – Это позволило избежать превентивных ударов со стороны противников встречи».

О. Фома также считает, что «внезапность помогла, потому что это исключало влияние неадекватной реакции медиа и давало Папе и Патриарху бо́льшую свободу».

  • Каковы перспективы православно-католического общения, которые открывает гаванская встреча?

По мнению участников дискуссии, они во многом связаны с узнаванием друг друга, преодолением старых стереотипов.

«Надеюсь, что наш православный народ лучше узнает, что такое католичество, что будет интересоваться по существу. Ведь все отличия между нами – это очень интересно», — сказал о. Валентин.

Он подчеркнул, что православно-католический диалог должен развиваться не только на официальном, но и на приходском уровне, «с опорой на народ», а формы такого диалога «найдутся сами собой». Более того, подлинный интерес к католичеству, возможность вникнуть в его историю «поможет нам лучше понять самих себя», обратился протоиерей к православным.

О. Фома добавил, что в основе этого диалога должна лежать память о святых неразделенной Церкви. О. Валентин также считает, что

«тема западных святых, живших до разделения Церквей, свидетельствует о вселенскости христианства, она очень важна для просветительских бесед».

«С надеждой мы ждем новой встречи. А пока мы будем узнавать друг друга и продолжать свое дело – с новым импульсом, с надеждой и оптимизмом. Встреча в Гаване дала нам направление – куда стремиться», — заключил руководитель Института св. Фомы.