Встреча председателя ОВЦС МП митрополита Волоколамского Илариона с Папой Римским Бенедиктом XVI состоялась 29 сентября 2011 года в летней резиденции  римских понтификов в Кастель Гандольфо, сообщает Служба коммуникации ОВЦС.

ЛОБЫЗАНИЕ РУКИ ПАНТИФИКА

В ходе беседы был обсужден широкий круг вопросов, касающихся двусторонних отношений Римско-Католической Церкви и Московского Патриархата.

После встречи, проходившей один на один, председатель Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата  представил Папе Бенедикту XVI сопровождающих его лиц, в их числе – секретарь ОВЦС по межхристианским связям протоиерей Димитрий Сизоненко, настоятель ставропигиального прихода святой великомученицы Екатерины в Риме иеромонах Антоний (Севрюк), клирик Екатерининского храма протоиерей Игорь Выжанов, референт председателя ОВЦС иеродиакон Иоанн (Копейкин), православные меценаты В.С. Якунин и С.А. Пластинин, исполнительный директор Фонда имени святителя Григория Богослова Л.М. Севастьянов. В память о встрече митрополит Иларион преподнес Папе Римскому икону святого Бенедикта Нурсийского и альбом с фресками преподобного Андрея  Рублева.

Встреча прошла в летней резиденции Римских понтификов в Кастель Гандольфо.

В интернете появился видеосюжет, запечатлевший встречу делегации Отдела внешних церковных связей во главе с митрополитом Иларионом (Алфеевым) с папой Римским Бенедиктом XVI.

В ходе этой встречи православные священники целуют руку главе Католической церкви и принимают от него благословение, а один из них даже просит папу:

Bless me, please («Благословите меня, пожалуйста»).

Данный видеосюжет вызвал немалый соблазн и недоумение у многих православных людей в связи с поведением православных священнослужителей из ОВЦС на приеме у Римского понтифика.

На видеоролике видно, как сначала руку папе целует православный священник, которого митрополит Иларион представляет как

«отец Димитрий Сизоненко, секретарь по межхристианским отношениям в нашем департаменте по церковным отношениям».

Этот о.Дмитрий говорит папе:

«Bless me, please» – Благословите меня, пожалуйста.

Далее второй отец из православных подходит и тоже целует руку папе. Митрополит Иларион говорит:

– Это отец Энтони, он – новый настоятель храма св. Екатерины в Риме. Он был личным секретарем патриарха Кирилла в течение четырех лет.

Этот Энтони (Антоний по-нашему) говорит папе:

– Если однажды Вы сможете посетить нас, то это будет для нас огромная честь. –

Снова благодарит папу и целует папе руку.

Высокопреосвященный Иларион в ходе визита также ответил на несколько вопросов корреспондента Ватиканского Радио Ф. Хитчена.

Модель примата еще только кристаллизуется из православной традиции…

(Митр. Иларион (Алфеев) из Интервью Ватиканскому Радио)

— Каковы Ваши впечатления от встречи с Бенедиктом XVI?

  • Святой Отец – это человек веры. Всякий раз, встречаясь с ним, я чувствую себя укрепленным его духом, его мужеством и самоотверженным служением Церкви во всём мире. На меня глубокое впечатление произвели его познания в области православной традиции, а также его заинтересованность диалогом между католиками и православными. Буквально несколько дней назад он встречался с представителями Православия в Германии и говорил там о прогрессе в двустороннем диалоге. Я полагаю, что такая позиция патриарха Римско-Католической Церкви будет нам весьма полезна на пути к большему взаимопониманию в будущем.

— В Германии Бенедикт XVI выразил удовлетворение углублением сотрудничества между православными Поместными Церквами. В разгаре подготовка к Всеправославному собору, но есть и проблемы. С какими надеждами Вы приближаетесь к этому событию?

— Мы в Русской Православной Церкви не видим больших препятствий на пути к Всеправославному собору. Мы полагаем, что такой собор мог бы состояться в недалеком будущем, естественно, если не возникнет новых препятствий. Например, до сих пор продолжаются дискуссии о том, каким образом на этом соборе должны приниматься решения в подготовительных комиссиях. На протяжении последних 50 лет, а именно столько идет подготовка в собору, всегда действовал принцип единомыслия. Это – единственно возможный принцип, предусматривающий уважение к интересам каждой Поместной Церкви. Мы не считаем, что от этого принципа можно отказаться. Но другие настаивают на отходе от принципа единомыслия в пользу принятия решений простым большинством голосов. Для нас это неприемлемо. Если мы придем к согласию относительно протокола и тем обсуждений, то никаких других препятствий не будет.

— Согласны ли Вы, Ваше Высокопреосвященство, с мнением, будто спор о власти внутри самой Православной Церкви является одним из главных препятствий для развития диалога с Католической Церковью?

  • Я сказал бы так: имеет место определенное различие мнений, имеют место разные взгляды на проблему примата. Когда мы в рамках смешанной комиссии дискутируем о примате епископа Рима, то на самом деле мы говорим не только о примате Рима: мы вынуждены поднять тему примата как такового. И, естественно, в этом вопросе у нас разные традиции. Существуют различия между католиками и православными, поскольку у нас, православных, никогда не существовало столь централизованной системы. Но есть и различия внутри самого Православия, и они касаются вопроса, какую роль должен играть первоиерарх Православной Церкви. Мы полагаем, что это должно быть первенство чести и что ему должна в определенной мере принадлежать роль координатора. Например, он мог бы созывать Всеправославный собор. Хотя исторически вовсе не патриарх Константинопольский и даже не Римский епископ созывали соборы. Это делал император. Наша модель примата еще только кристаллизуется из православной традиции. Но, вообще говоря, на протяжении многих столетий Православная Церковь была весьма децентрализованной в административном отношении. Каждая Автокефальная Церковь вполне независима от других Церквей и полностью самоуправляема. По этой причине у нас пока нет ясного видения того, в чем должен был бы состоять примат в православной традиции. А без такого отчетливого и общего всем нам видения трудно говорить о роли того, кто должен был бы быть «primus inter pares» во Вселенской Церкви.

— Это значит, что не следует слишком высоко поднимать планку ожиданий, по крайней мере в ближайшем будущем?

  • Пожалуй, что не стоит, но всё-таки остается надежда. Поскольку, если будет желание согласовать между собой различные позиции, если будет разработан документ, а скорее документы, в которых будут ясно представлены различия, но, вместе с тем, столь же ясно будет очерчен путь в будущее, то прогресс станет возможным. Но если отдельные Православные Церкви будут стремиться навязать другим свое видение примата, то неизбежно появятся препятствия. Именно это и происходит теперь. Если же нам удастся преодолеть это ненужное и неуместное давление, оказываемое на Церковь со стороны некой Поместной Церкви, прогресс будет достигнут, как я думаю, очень быстро.

— Через несколько лет Церковь как на Востоке, так и на Западе будет отмечать годовщину Миланского эдикта. В этой связи высказываются мнения, что соответствующие торжества могли бы стать поводом для первой встречи между Папой Бенедиктом и Патриархом Кириллом. Каковы Ваши ожидания в этом отношении?

  • Мы верим, что такая встреча состоится когда-нибудь в будущем. Но мы пока еще не готовы обсуждать ее дату, место и протокол. И это потому, что для нас значимо прежде всего содержание этой встречи. Как только мы придем к согласию в вопросах, относительно которых мы не согласны или относительно которых имеем разные взгляды, такая встреча станет возможной. Однако она нуждается в весьма бережной подготовке. Не нужно спешить. Не нужно и оказывать какого-либо давления, требуя назначить конкретную дату.

— В католической среде многие простые верующие весьма разочарованы отсутствием прогресса в диалоге на высшем уровне. Верующие сотрудничают между собой, вместе молятся и желают большего прогресса. А как обстоят дела в России, в российском православии? Существуют ли там подобные настроения?

  • Я думаю, что существует много возможных форм сотрудничества между католиками и православными. И это происходит во многих регионах мира, в том числе и в России. Например, успешно развивается наше сотрудничество с московской католической общиной, а также сотрудничество в других странах, на которые распространяется юрисдикция Московского Патриархата, например, в Украине. Там у нас есть определенные проблемы с греко-католиками, но это – долгая история, имеющая свои истоки в далеком прошлом и неблагоприятных исторических событиях.

— У греко-католиков теперь новый предстоятель. Можно ли в связи с этим надеяться на улучшение взаимных отношений?

  • Да, мы с удовлетворением воспринимаем его первые шаги и заявления, коими определяется курс и кои свидетельствуют о желании тесного сотрудничества с канонической Православной Церковью Украины, которой является Украинская Православная Церковь Московского Патриархата. Он уже встречался с митрополитом Киевским и всея Украины Владимиром. Я полагаю, что это – хороший знак.

Перевод: Сибирская католическая газета

Ситуацию с «лобзанием» разъяснил в программе «Церковь и мир» телеканала «Россия 24» от 22 октября сам председатель ОВЦС МП, по его словам,

«в Ватикане существует определенный этикет, согласно которому те, кто посещают папу, целуют ему руку. Такой этикет существует и при многих других монарших дворах. Не надо забывать о том, что папа Римский является помимо того, что он глава Католической церкви, он ещё и монарх в своем государстве. Когда я его посещал, то члены сопровождающей меня делегации, – там были и священники и миряне, – спрашивали, как себя вести. Я это оставил на их усмотрение».

От редакции журнала «Благодатный Огонь»:  Православный христианин в своих делах, словах и мыслях должен, прежде всего, руководствоваться Священным Писанием и Священным Преданием. Разумеется, православные в мiре сем живут в окружении как инославных, так и иноверных, причем те и другие имеют свои устоявшиеся нравы и правила поведения, из которых складывается этикет. Нормы этикета могут и противоречить православной вере и благочестию, а посему не могут быть самодовлеющими для православного христианина. Говоря конкретнее, православный христианин должен отдавать себе отчет, не нанесет ли формальное следование нормам этикета урон его исповеданию и не станет ли соблазном для собратьев во Христе. Так это было испокон веков. Например, святой благоверный князь Михаил Черниговский и его боярин Феодор прекрасно знали, как осуществляются официальные приемы у золотоордынского хана. Этикет требовал прохождения гостей через огонь (что знаменовало собой почитание этой неукротимой стихии и, скорее всего, было заимствовано из персидских культов), а также поклонение некоему изваянию. Святые мученики Михаил и Феодор были поставлены перед выбором: соблюсти этикет и тем самым отречься от Христа или соблюсти благочестие и тем самым вызвать гнев хана. Святые мученики выбрали второе, несмотря на то что хан был монархом, – и за это удостоились царствования на Небесах, т.е. истинного монаршества.
В Ватикане до недавнего времени тоже существовал своеобразный этикет. Лица, приглашенные к папе или просившие у него аудиенции, должны были припасть к его ногам и поцеловать его туфлю. Но так как этикет был нарочито одиозным (ведь папу посещали и высокие сановники и мусульманского мiра, которые, разумеется, этому не следовали), то от него мало-помалу пришлось отказаться.
Целование папской руки и испрашивание у него благословения является суррогатом отмершей нормы, а значит – не несет в себе никакого обязательного характера даже для светских лиц, а уж тем более для православного духовенства. Кстати сказать, ни Президент, ни глава Правительства, ни Министр иностранных дел Российской федерации (а уж последний в силу своей должности и статуса прекрасно знаком со всеми тонкостями дипломатического этикета) при посещеннии в Ватикане Римского папы не лобызали папскую руку и не боялись тем самым нарушить «этикет». Ведь для Священного Предания Русской Православной Церкви Римо-католицизм – это нечестие, т.е. ересь (как, например, это следует из службы священномученику Патриарху Ермогену). А в нечестии отсутствует благодать как таковая, и никакой понтифик не способен ее преподать. Неужели православные священники из ОВЦС этого не знают? А если знают, – то зачем же они подходили к Римскому папе за мнимым «благословением»? Послужить суррогату? Ведь сам митрополит Иларион проговорился, что это оставляется на усмотрение членов сопровождающей его делегации. Значит, это вовсе не обязательный этикет, а изволение совести этих священников, которые этим поступком уже растоптали свой авторитет.
Но как это чуждо заветам тех святых, которые приняли и соблюли Православную Веру!

В заключение приведем 32-е правило Лаодикийского Собора:

«Не подобает от еретиков принимати благословения, которыя суть суесловия паче, нежели благословения».