вчера вооот такую сигару выкурил  

Отец Леонид Калинин — настоятель церкви священномученика Климента, папы Римского в Москве. Любит запах хорошего табака. Но если и курит сам, то иногда, для снятия стресса,  — об этом 8 февраля 2010 года сообщает «Русский сигарный портал», которому священник дал пространное интервью.

  • Новое, как правило, встречается в штыки. Когда табак с Петром I открыто появился в России, то естественно, было определенное и даже резкое отторжение. Оно существует и в современной церковной традиции. Если человек придет с запахом табака на исповедь, ему могут сделать довольно грубое замечание. Бабушки могут назвать его «курильщиком», «грешником».

   — Это вы еще мягко говорите. Бабушки и не так могут припечатать. В вашем храме, наверное, также?

  • Нет, в моем храме не так.

    — У вас что, другие бабушки?

  • Люди везде одни. Им надо напомнить, что все люди грешники, независимо от отношения к табаку. Я стараюсь, чтобы такая терпимость восторжествовала в храме, где я служу. Так людям открываются двери храма. А потом и их сердца к Богу.

— Однажды на приеме в Итальянском посольстве я познакомился с одним иерархом, которого я угостил сигарой, и мы довольно откровенно поговорили о табаке. Правда, мы курили в стороне от всей остальной публики. Он мне сказал, что нет ни одного официального документа Церкви, осуждающего табак. Это так?

  • Вероятно, да. Мне понравилось то, что Вы не назвали имени Вашего собеседника. Курение или не курение не регламентируется уставом. Это личное дело каждого. И тот иерарх курил не для того, чтобы «продемонстрировать» то, что он курит. Он курил для себя. В христианстве есть такое правило святого Апостола Павла — «все мне возможно, но не все полезно».

  — А можно ли сказать, что представители каких-то конфессий курят больше, каких-то меньше?

  • Я могу привести пример с монахами из Греции. Их делегация приехала в Москву. Во время небольшого перерыва на службе в Елоховском соборе греки достали сигареты и закурили прямо в храме. Батюшка бросился к ним с воздетыми руками — нет-нет-нет!

— Греция в Евросоюзе входит в тройку самых курящих стран.

  • На святой горе Афон, которая считается сердцем православия, сердцем монашеской жизни, не возбраняется покурить, даже сигару, если человек это хочет.

  — Можно ли закурить на территории монастыря?

  • Неужели Вам этого реально хочется? Обычно в монастырь приходят за другим. Хотя в Псково-Печерском монастыре вам покажут беседку, в которой, отстояв службу, курил Петр I.

— Вы сказали чуть раньше – «все мне возможно, но не все полезно». А как определить эту разницу?

  • Меру между тем, что возможно и что полезно, человек должен определять сам. Так же как и в отношении с постами, в отношении с другими требованиями церковного устава. Конечно, тот блажен, кто с легкостью, без всяких трудностей может отказаться от любой привычки, в том числе и вредной.

     — Значит главное — пытаться?

  • Для меня, как для священника, все же первостепенно то, чтобы человек находил свой путь к Богу. И если он имеет какие-то привычки, которые не вписываются в традиционные церковные правила, но сердце его стремится ко Христу, то привычка не может стать запретом для того, чтобы человек продолжал свое движение к Богу. Человек хозяин своей жизни, своих привычек. Церковь говорит, что во Христе человек обретает свободу. Это состояние самое блаженное. Но иногда приходится встречаться с людьми, которые, видя малейшее отклонение от общепринятой нормы, начинают закрывать страждущим путь к Богу. Для меня не является препятствием курение сигар на пути к человеку. Мне кажется это честной позицией.

курит

     — Курят ли священнослужители?

  • Священник может курить (!!!). Но при этом, напоказ это делать не принято. У меня в Италии много друзей среди католического духовенства . Многие из них были духовными чадами великого старца и святого падре Пио. Жил он во времена второй мировой войны, прославлен великими чудесами, исцелениями, сверхъестественными дарованиями. При этом падре сохранял подлинно христианский дух . Он курил всю свою жизнь. И даже рассказывают, что после его смерти произошло большое чудо — он исцелил умирающего ребенка по молитвам родителей, которые призвали именно его имя, падре Пио, для исцеления этого малыша. И когда ребенок исцелился, они почувствовали в комнате легкий запах тех папирос, которые курил когда-то падре Пио.

     Вопросы задавали члены Московского сигарного клуба

     Записал Сергей Великанов