Кул Шариф жил, Кул Шариф жив, Кул Шариф будет жить?

24 июня 2005 года

на фото: слева виднеется клобук архиепископа Казанского Анастасия

В Казани торжественно открыта мечеть, носящая имя одного из организаторов обороны города от русских войск Ивана Грозного, на очереди — памятник «героическим защитникам Казани»…

Событие, которым грезила последние пятнадцать лет вся «передовая татарская общественность», наконец, свершилось. Сегодня в Казанском Кремле в торжественной обстановке, при стечении многотысячной армии мусульман, съехавшихся в столицу республики со всего Татарстана и других регионов России, а также из стран ближнего и дальнего зарубежья, была открыта мечеть Кул Шариф, считающаяся главным символом национально-религиозного и государственного возрождения татарского народа, передаёт наш собственный корреспондент из Казани.

Подготовка к открытию мечети велась по всем правилам проведения контртеррористических операций. С вечера были проверены все входы-выходы в Казанский Кремль, утром многочисленными стражами правопорядка оцеплена прилегающая к нему Ярмарочная площадь, готовая принять «десант» из пятнадцати тысяч мусульман, собранных «по разнарядке» со всех приходов Татарстана. В сам же Кремль решено было пропустить только пять тысяч самых надёжных «правоверных», которых на всякий случай пропустили через несколько металлодетекторов.

К одиннадцати тридцати к месту события прибыл эскорт главы республики в сопровождении высоких российских и зарубежных гостей — участников II Международного конгресса «Исламская культура в Волго-Уральском регионе», после чего все входы в Кремль были полностью заблокированы, и началась торжественная церемония открытия мечети Кул Шариф. Причем, публика здесь, надо сказать, собралась весьма разношерстная. Среди участников церемонии, помимо руководителей республики и города Казани, присутствовали генеральный секретарь организации «Исламская Конференция» Экмеледдин Ихсаноглу, министр вакфов и по делам ислама государства Кувейт Абдулла Маатук Аль-Маатук, министр регионального развития Российской Федерации В.А.Яковлев, председатель ЦДУМ России Талгат Таджуддин, муфтий ДУМ Европейской части России Равиль Гайнутдин, муфтий Татарстана Гусман Исхаков, архиепископ Казанский и Татарстанский Анастасий, бывший президент Республики Ингушетия Р.С.Аушев, генеральный директор ОАО «Татнефть» Ш. Ф.Тахаутдинов и другие. Особо забавно при этом на фоне мечети смотрелись министр В.А.Яковлев в расшитой татарской тюбетейке и одетый в черную рясу архиепископ Анастасий. Сама церемония напрямую транслировалась по республиканскому телевидению.

Первым перед собравшимися выступил президент М.Ш.Шаймиев, к которому присоединились некоторые из высокопоставленных гостей, в том числе и «большой друг Татарстана» муфтий Равиль Гайнутдин, осыпавший главу республики многочисленными восточными похвалами. Помимо прочего, московский гость заявил, что столь смелый поступок, каковым является решение о возведении мечети Кул Шариф, мог принять и довести до конца лишь М.Ш.Шаймиев. В подтверждение своих слов он вручил ему и генеральному директору ОАО «Татнефть» Ш. Ф.Тахаутдинову высшие награды российских мусульман — ордена «Аль-Фахр». После окончания церемонии ее участники прошли в мечеть для совершения пятничного намаза, остальным же было предложено последовать их примеру вне стен мечети. Сегодня же в Казани состоятся большой концерт «мастеров искусств», собрания, обеды и прочие торжества, посвящённые этому знаковому религиозно-политическому событию.

Столь пристальное отношение к этому культовому объекту объясняется тем, что история мечети Кул Шариф самым тесным образом связано с событием, которое казанские татары по-прежнему считают самой трагической и кровавой страницей своего прошлого, а именно — взятием в октябре 1552 года войсками Государя Ивана IV Грозного города Казани. Одним из активных организаторов и руководителей обороны города от «неверных» тогда выступил глава мусульман Казанского ханства сейид Кул Шариф, известный также в качестве учёного, дипломата и поэта. Считается, что со своими верными учениками шакирдами он до последнего вздоха держал оборону у главной мечети Казани (имамом которой и являлся), где и погиб от рук «русских захватчиков». Мечеть была разрушена, предположительно на ее фундаменте был возведен православный Благовещенский собор.

По прошествии несколько веков былые русско-татарские страсти вроде бы как поутихли, но «осадок», что называется, остался. Он-то, вкупе с прочими бережно извлеченными из глубин исторического подсознания татарского народа «осадками», и был активно востребован на волне бурной «суверенизации» начала 1990-х годов татарскими национал-радикалами и республиканскими властями. Откликаясь на многочисленные просьбы общественности, президент Татарстана М.Ш.Шаймиев в ноябре 1995 года подписал указ о воссоздании мечети Кул Шариф, а 21 февраля 1996 года состоялась закладка первого камня в ее основание. Причём место для новой мечети было выбрано хоть и не совсем исторически точное, но крайне удачное с точки зрения «городской географии», так как она буквально возвышается над Кремлёвским холмом и «подавляет» все остальные объекты. Первоначально некоторые «горячие джигиты» из числа татарских национал-радикалов предлагали «восстановить» Кул Шариф на «прежнем месте», под которым подразумевалась площадка под Благовещенским собором, подлежавшим, по их мнению, по законам «восстановления исторической справедливости», сносу. Однако власти республики благоразумно решили собор не трогать, а «воссоздать» мечеть около кремлёвской стены, где, как предполагают некоторые историки, раньше находился один из православных монастырей.

Кул-Шариф — религиозный деятель XVI века, поэт, возглавивший оборону одной из частей города Казань в октябре 1552 года. Пал шахидом при штурме.

Так как изображения старой мечети Кул Шариф не сохранилось, «воссоздавать» её решили посредством конкурсного отбора проектов. Был учреждн особый фонд, в который по состоянию на 1 мая сего года было внесено 411 миллионов рублей. Особенно сознательно вели себя при этом крупные промышленные предприятия Татарстана, привыкшие заниматься «добровольно-принудительной» благотворительностью.

Внешний облик и внутреннее убранство современной мечети Кул Шариф действительно поражают воображение. По форме своей она напоминает ещё один символ татарской государственности — так называемую «Казанскую шапку», которой короновались местные ханы. Центричная композиция мечети формируется зальным объемом, увенчанным куполом на световом барабане, и четырьмя основными минаретами высотой пятьдесят шесть с половиной метров. Сама мечеть имеет четыре уровня. На нижнем уровне расположены: музей развития ислама в Татарстане, женский распределительный вестибюль и гардеробы, мужской и женский залы для омовения, административные и технические помещения. На уровне первого этажа находится мужской вестибюль, гардеробы, кабинет имама. На втором этаже расположен молитвенный зал площадью пятьсот квадратных метров, рассчитанный на семьсот двадцать человек. Для женщин предусмотрена галерея, нависающая над молитвенным залом, вместимостью триста человек. Высота зала до верхней отметки купола составляет тридцать два метра. Снаружи мечеть облицована белым мрамором.

По замыслу руководства республики, мечеть Кул Шариф должна стать культурно-просветительским и научным центром, включающим музей исламской культуры Поволжья, музей древних рукописей и библиотеку. Массовые службы в ней предполагается проводить всего два раза в год, в остальное же время она должна будет выполнять, главным образом, «представительские» функции.

Следующим значительным пунктом в религиозно-политической программе по празднованию 1000-летия Казани должна стать «сдача под ключ» 21 июля сего года другого «представительского» объекта — отреставрированного Благовещенского собора (того самого, который якобы стоит на фундаменте старой мечети Кул Шариф). На сию церемонию руководство республики уже пригласило Патриарха Московского и Всея Руси Алексия II, по предварительным данным уже давшего своё согласие на приезд. Правда, кое-кто поговаривает, что предварительно предстоятель РПЦ хочет узнать, как обстоят дела с восстановлением в Казани других православных святынь и, в частности, островного храма-памятника русским воинам армии Царя Ивана Грозного, павшим при взятии города в 1552 году. А дела обстоят, мягко говоря, не очень хорошо.

Зато татарские власти дали твёрдое обещание «татарской национальной общественности» к началу основных мероприятий по празднованию 1000-летия Казани, в которых примет участие Президент России Владимир Путин, возвести около Кремля ещё один памятник, но теперь уже — защитникам Казани от русских войск. Действительно, будет хоть, что показать нынешнему преемнику Грозного Царя на посту главы государства Российского…

Русская линия