Молитва в Ассизи (1986 г.) — крупнейшее экуменическое моление, проявление религиозного синкретизма и политического глобализма.

автор Роман Вершилло

1986 год был провозглашен ООН «Международным годом мира» под девизом «Сохранить мир и будущее человечества». В рамках этой глобалистской инициативы папа Римский Иоанн-Павел II 27 октября организует «Молитву о мире» в Ассизи (Италия). Папа обратился с призывом в этот день прекратить военные действия на всей планете, но его призыв был в основном проигнорирован.

Непосредственно готовил «Молитву» кардинал Эчегарай. Ближайшим помощником Иоанна-Павла II в ходе самого события был известный экуменист кардинал Виллебрандс.

27 октября различные религии сначала молились отдельно в отведенных для этого католических храмах и часовнях Ассизи. Молитву всех христианских конфессий возглавил папа. По предложению буддистов моление сочеталось с постом для участников до захода Солнца.

При том, что в Ассизи приехало весьма немного зрителей, наибольший интерес вызвали самые дикие религиозные церемонии, например, языческие камлания американских индейцев, прошедшие в церкви Сан Грегорио. Атмосферу религиозного смешения усилило еще и то, что индейцы признались, что сочетают свои языческие верования с принадлежностью к католической церкви.

Далай-лама осквернил своим идолопоклонством базилику св. Петра, а зороастриец Хоми Дхалла поклонялся огню в одной из местных часовен. Даже магометанам был предоставлен один из древних христианских храмов.

Затем все участники в молчании проследовали на площадь Франциска Ассизского и по очереди произнесли свои молитвы и подняли оливковые ветки «в знак своего общения сделать мир центральной частью молитв и действий».

Согласно объяснениям Иоанна-Павла II, «проблема сохранения мира, стоящая перед каждым человеком, превосходит все религиозные различия». Относительно самой «молитвы» он утверждал, что

молитва в самом реальном различии религий стремится выразить связь с Силой, превышающей наши человеческие силы… Впервые в истории мы собрались отовсюду — Христианские церкви, церковные сообщества, мировые религии — в этом святом месте, посвященном Франциску, чтобы свидетельствовать перед миром, каждый в соответствии со своими убеждениями, о трансцендентной ценности мира, каковой трансцендентной ценности, впрочем, никакой мир иметь не может.

В молитве в Ассизи приняли участие в общей сложности 160 представителей различных религий, в частности, 15 католических епископов, представители 11 нехристианских религий: индуисты, сикхи, буддисты, иудаисты, магометане, язычники, синтоисты, зороастрийцы, бахаиты и др.

Были представлены многие экуменические организации и глобальные конфессиональные объединения, в частности, Всемирный совет Церквей, YMCA, синод Реформатской церкви, Всемирный баптистский альянс, Всемирный реформатский альянс, Всемирная лютеранская федерация, Англиканское сообщество и др.

Среди заметных фигур:

папа Иоанн-Павел II, архиеп. Кентерберийский Роберт Ранси, быв. архиеп. Кентерберийский Безил Хьюм, глава ВСЦ Эмилио Кастро, мать Тереза, Далай Лама, главный римский раввин Элио Тоафф.

В молитве в Ассизи приняли участие «православные» экуменисты: архиеп. Мефодий Фиатирский и Великобританский (Константинопольский Патриархат), Филарет Денисенко, еп. Сергий Солнечногорский (Фомин), еп. Гавриил (Салиби) Пальмирский (Антиохийский Патриархат), митр. Константин (Меликидзе) Урбнисский (Грузинский Патриархат), митр. Николай Банатский (Румынский Патриархат), митр. Панкратий Старозагорский (Болгарский Патриархат), митр. Дорофей Пражский (Чехословацкая церковь), митр. Лев Оулуский и митр. Амвросий Хельсинкский (Финская православная церковь).

Митр. Амвросий Хельсинкский предлагает следующие кощунственные соображения о молитве в Ассизи:

И католиков, и нас, представителей других церквей, обвиняли в синкретизме. Ватикан, который лучше нас преуспел в дипломатических тонкостях, объяснил происходящее таким образом: «Мы молились не вместе, а лишь в присутствии друг друга». Однако целый ряд участников, и я в их числе по другому пережили эту ситуацию. В моем сердце я молился и воздыхал вместе с индуистами, буддистами, мусульманами и т. п. Мысль о том, что в этой ситуации есть нечто нереальное или абсурдное не приходила мне в голову. Напротив, атмосфера напоминала чудо Пятидесятницы, проблеск надежды среди противостояния и возмущения нашего современного мира. Мы понимали, что Бог каким-то образом присутствовал в поиске истины другими.